Секреты смоленского учителя «общего режима»
Образование

Секреты смоленского учителя «общего режима»

5 октября 2017 года в 15:00
166

Лариса Анютенкова уже тридцать восемь лет работает учителем в школе при исправительной колонии №3, расположенной в поселке Горный Сафоновского района. Лариса Егоровна преподает осужденным за различные преступления к лишению свободы математику и физику.

О том, какие дороги привели ее в колонию и, конечно, в чем секрет такого профессионального и творческого долголетия,  мы поговорили с Ларисой Егоровной в канун праздника – Международного Дня учителя.

Лариса Егоровна родилась в поселке Тёмкино. Отец Ларисы Егоровны работал в системе исполнения наказаний, постоянно меняя место службы. Поэтому детство и юность Ларисы были отмечены частой сменой школ, среди которых она особенно выделяет вяземскую среднюю школу №4, в которую пришла уже в старших классах. Очень сильный педагогический коллектив школы, считает Лариса Егоровна, сыграл большую роль в ее жизни и во многом предопределил дальнейшую судьбу. Но вот получить аттестат ей пришлось уже в Сафоново – отец был переведен на службу как раз в ИК-3, став дежурным помощником начальника колонии.

Ни постоянные переезды, ни частая смена школ не помешали Ларисе вместе с аттестатом получить и золотую медаль. Но, к сожалению, мечте поступить в столичный историко-архитектурный институт, исполниться было не суждено – перед самым окончанием школы попала в больницу мама Ларисы Егоровны. Постоянные переезды, неустроенный послевоенный быт сыграли свою роль. И, фактически, Ларисе пришлось заменить мать двум младшим братьям. Стало понятно, что ни о какой Москве уже не могло быть и речи.

Педагогическая жилка Ларисе Егоровне, по ее собственному признанию, досталась именно от матери. Перед войной та успела окончить педагогическое училище и преподавала русский язык и литературу. А затем отправилась на фронт, попала под обстрел, была контужена. После войны некоторое время не работала - забот о доме и троих детях было достаточно. А затем стала корреспондентом сафоновского радио. Лариса Егоровна с гордостью рассказывает, что о матери даже приезжал делать очерк корреспондент московского издания «Журналист».

Родители дали дочери очень многое.

- Отец передал мне силу воли, умение видеть суть проблемы, всегда говорил «зри в корень», - вспоминает собеседница. – Мать же приучала к чтению, особенно любила Некрасова. Я еще не умела читать, но «Железную дорогу» знала наизусть.

Поэтому в выборе профессии все решил случай. Подав документы на исторический факультет смоленского пединститута, вчерашняя выпускница неожиданно получила письмо от руководства этого учебного заведения с предложением подумать о переводе документов на… физмат. До вступительных экзаменов оставалась всего неделя. И Лариса подумала: почему бы и нет.

Знаний, полученных за время учебы в школе, хватило для того, чтобы практически без подготовки поступить на физико-математический факультет - из пяти пройденных экзаменов только за один она получила четверку. Остальные были сданы на «отлично». Золотая медаль тогда не давала при поступлении никаких преференций, да они оказались ей и не нужны.

Училась новоиспеченная студентка легко. Наравне с психологией, иностранным языком и философией очень любила математику. Особенно нравились ей длинные цепочки рассуждений, приводящие в итоге к результату. С удовольствием молодая девушка ходила в драматическую студию и, как ни странно, в ДОСААФ, где ее научили азбуке Морзе и работе «на ключе».

Однако, несмотря на такую разность интересов, она никогда не усомнилась в выбранной специальности.

После окончания института перед способной студенткой открылась возможность научной карьеры. Но она все-таки предпочла ей создание семьи.

Вернувшись в Сафоново, устроилась учителем в вечернюю школу. Но поначалу довольно скептически относилась к этой работе - не верилось, что взрослые люди, особенно те, кто не доучился в школе в свое время,  могут быть серьезно настроены на учебу. В действительности же все оказалось по-другому:

- Не могу сказать, что мои ученики были не способными к учебе, - рассказывает Лариса Егоровна. – Вовсе нет. Они просто были педагогически запущенными, как сейчас принято говорить. Время было такое, что рабочие руки в семье были на вес золота, вот и приходилось бросать учебу и идти на производство.

Несколько раз в своей практике она встречалась с очень талантливыми учениками. И всегда было очень жалко, что они не могли развивать свои способности должным образом.

- Вы знаете, - улыбается, вспоминая то время, наша героиня, - в нашей вечерней школе все было в точности как показано в фильме «Большая перемена». Мы ходили на завод к своим ученикам, вникали в их трудности, решали проблемы, мешаюшие учебе. Был даже случай, когда одна из учениц пришла на экзамен с… коляской. И вот, пока мать сдавала экзамен, моя маленькая дочка качала малыша. Всякое было…

Позже вечернюю школу реорганизовали, и молодой учительнице предложили работать в исправительной колонии.  На вопрос, были ли сомнения в принятии такого необычного предложения, Лариса Егоровна отвечает утвердительно. Однако, по ее словам, боялась она не самих осужденных, справедливо имея о них довольно смутное представление. Страшила сама обстановка места лишения свободы. Первый день в ИК-3 она помнит очень хорошо:

-  Пока шли в школу, то от страха и волнения я чуть было не схватила директора за руку. Но удержалась и даже не подала виду, что мне страшно.

Не подавать виду – главный секрет учителя «общего режима»:

- Осужденные тогда были более взрослые, с четким, сформировавшимся взглядом на жизнь, своими принципами и жизненными ориентирами. Я никогда не заносилась в общении с ними, но и не расслаблялась ни на минуту. И всегда держала дистанцию.

Очень пригодился здесь и опыт работы в вечерней школе. Наверное поэтому  ученики Ларисы Егоровны ее уважали -  за всю педагогическую карьеру в колонии ей ни разу не поступало просьб о внеслужебных связях.

Педагогический состав для работы с таким контингентом подобрался соответствующий - все педагоги были сильными личностями, с большим опытом работы. Лариса Егоровна признается - иначе в колонии никак и вспоминает тот учительский коллектив всегда с теплым чувством и благодарностью к судьбе.

В ИК-3 в советское время было мощное производство - выполняли госзаказ, поэтому и школа работала в две смены. Вторая заканчивалась аж в десятом часу вечера. Это накладывало отпечаток и на преподавание математики, уровень  которой был очень сложным и более прикладным:

- Иногда шла на урок и думала – что они могут сегодня спросить, смогу ли я ответить? Это подвигало на самосовершенствование. Разбирали очень интересные и сложные математические задачи и вместе радовались, когда удавалось их решить.

И хотя Лариса Егоровна всегда старалась в общении с осужденными быть тактичной, не унизить их человеческое достоинство, не усомниться в их мужских качествах, вели они себя порой как самые настоящие школьники – всегда хотели получить хорошую отметку. А иногда и шалили совершенно по-ученически – однажды принесли на урок живую крысу, в другой раз лягушку. Хорошо, хоть кнопки на стул не подкладывали.

С горечью сравнивает Лариса Егоровна осужденных того времени с нынешним поколением:

- К сожалению, сейчас многие просто неспособны учиться. Много таких, которые не просто не могут логически рассуждать, даже плохо читают.

Но не только это приходится преодолевать учителям ИК-3. Помимо ментального барьера появился и языковой - в последнее время в колонии отбывают наказание иностранцы. В основном, это граждане бывших республик Средней Азии и Кавказа. Несмотря на трудности в общении, они очень стараются выучиться и остаться жить в России.

В середине 90-х годов Лариса Егоровна стала директором школы, в которую пришла много лет назад. Однако, в 1998 году школу закрывают, открыв только лишь через два года в формате учебно-консультационного пункта. И, наконец, в 2008 года в исправительной колонии №3 снова начала работу полноценная средняя школа. Все это время Лариса Егоровна Анютенкова была неразлучна со школой, проработав директором до 2016 года.

Лариса Егоровна Анютенкова – учитель высшей категории, за свою работу награждена грамотой Министерства просвещения РФ. Считает, что педагогу просто необходимо развиваться, в том числе общаясь с коллегами, работающими в обычных школах. Как она сама говорит - «выходить в свет». Польза от этого обоюдная – получая знания об инновациях и современных направлениях образования, педагоги колонийских школ могут научить коллег «с воли»  работе с отстающими учениками, терпению, такту и выдержке.

Лариса Егоровна – собеседник, с которым не хочется расставаться. Но напоследок не можем не задать провокационный вопрос – что бы она поменяла в своей жизни, доведись прожить ее заново?

- Может быть, по молодости я и задумывалась над другой судьбой, - чуть подумав, отвечает наша героиня. - Но сейчас, по прошествии времени, ничего менять не стала бы. Ведь я прожила насыщенную, интересную жизнь и всегда чувствовала себя нужной.

Всероссийский фестиваль NAUKA 0+ проходит в Смоленске
Педагогов Смоленской области поздравили с профессиональным праздником (фото)

Rambler's Top100