Дом у дороги
Новости

Дом у дороги

25 июня 2018 года в 10:27
257

В минувшую субботу, 23 июня в двадцати километрах от Смоленска на хуторе Загорье у деревни Сельцо, что в Починковском районе состоялось сразу три знаменательных события: литературный праздник, посвященный 108-й годовщине со дня рождения великого русского советского поэта Александра Трифоновича Твардовского, вручение литературная премии его имени и – 30-летие создания уникального музея на малой родине поэта.

Погода, к сожалению, праздничному дню не соответствовала. А потому, возложив цветы к бюсту А.Т. Твардовского на хуторе Загорье, участники и гости торжеств переместились в Починок, в районный Дом культуры, где выступили литераторы как со Смоленщины, так и приехавшие на праздник из многих регионов России. В рамках литературного праздника, организованного при содействии администрации Смоленской области, прошли поэтические чтения, «свободный микрофон», а также мастер-классы от профессиональных поэтов и писателей. Выступили народные вокальные и танцевальные коллективы.

По традиции ко дню рождения А.Т. Твардовского было приурочено вручение Всероссийской литературной премии имени А.Т. Твардовского. Нынче ее лауреатом стал Олег Ермаков – известный российский писатель из Смоленска.

Печально, но праздник омрачила не только погода. Накануне стало известно, что после продолжительной болезни на 72-м году жизни скончался известный смоленский журналист, писатель, краевед, член Союза журналистов и Союза российских писателей, лауреат премии Союза журналистов СССР, Всероссийской литературной премии им. А.Т. Твардовского, почетный гражданин города Починка Василий Дмитриевич Савченков – автор более чем 20-ти книг о Смоленщине, в том числе о творчестве нашего знаменитого земляка А.Т. Твардовского. Василий Дмитриевич немало способствовал и в создании музея на хуторе Загорье…

Музею-усадьбе А.Т. Твардовского на хуторе Загорье в этом году исполнилось 30 лет. И, давайте уж говорить прямо, не было бы этого уникального музея без подвижнического подвига младшего брата поэта – Ивана Трифоновича Твардовского. Его имя по вполне понятным причинам остается в тени великого брата, но жизнь и литературный талант Ивана Трифоновича, поверьте, достойны быть увековеченными и в истории, и в литературе Смоленщины и России.

 Житие крестьянского сына

 Биография Ивана Трифоновича Твардовского достойна отдельного описания. Он родился 19 октября 1914 года на хуторе Загорье Смоленской губернии в семье кузнеца Трифона Гордеевича Твардовского. Мать – Мария Митрофановна Твардовская (урожденная Плескачевская). Грамоте начал обучаться дома. С 1925 по 1927 годы учился в четырехклассной школе. В 1929 – 1930 годах учился в 5-м классе Лобковской начальной школы. В 1930-м семья вступила в Ляховскую сельскохозяйственную артель «Заря», однако не могла заплатить индивидуальный налог. Результатом этого стала кража собственного коня из артели. Отец уходит на заработки в Донбасс. Иван поступил в школу в селе Балтутино, но в феврале 1931 года был исключен из школы как сын кулака.

В 1931 году семья была выселена из Загорья и этапирована в товарных вагонах в ссылку, где работала на лесоучастке Ново-Лялинского леспромхоза. В июне Иван с братом Константином попытались бежать из ссылки, но были задержаны. В результате Константин был направлен в штрафную роту, а Ивана вернули в семью. Через месяц Константин бежал из штрафной роты, пришел домой и вместе с Иваном отправился через горные перевалы к станции Теплая гора. Снова они были задержаны, подвержены допросам, обыскам, аресту. Были направлены на работу на чугунолитейный завод. Снова бежали, и снова направлены на работу – на этот раз на алебастровое производство. За этим последовал новый побег и арест, помещение в Пермский пересыльный лагерь и возвращение к месту ссылки.

В августе 1932 года Иван и Константин снова бежали из ссылки. Иван устроился на работу в пожарную команду на Ново-Лялинский бумажный комбинат, потом – на завод в Нижегородской области. Потом отправился в Москву, был задержан при облаве на Казанском вокзале в Москве. Определен на работу по достройке домов на Малой Лубянке. Зимой 1933 года – работа в колхозе «Красный пахарь» по разгрузке угля для Каширской ГРЭС. Летом 1934 года приехал в Москву и устроился работать на Московский учебный комбинат, а потом переведен на железнодорожный ремонтный завод в Люблино-Дачном. Работал подручным сталевара у сталелитейных электропечей. Однако в сентябре 1936 года, после проверки отдела кадров, последовало увольнение с завода как сына раскулаченного. Устроился в совхоз «Старый большевик» (Раменский район). В 1938 году уезжает в Нижний Тагил, работает в тресте Уралмашстроя. Там знакомится с будущей женой – ссыльнопоселенкой Марией Васильевной Романовой, на которой и женится в июле 1938 года.

Летом 1940 года призван на службу в Красную Армию. 16 июля 1941 года попал в плен, содержался в фашистских концлагерях, из которых дважды пытался бежать. В 1944 году бежал из финского лагеря, перешел шведскую границу, но был задержан и направлен в лагерь для интернированных беженцев. Получил «паспорт для иностранца», работал на лесозаготовках АО «Бюваттен».

В декабре 1946 года обратился в Советское консульство с просьбой о возвращении на родину, отплыл на пароходе в Финляндию. В Выборге был арестован и помещен в Выборгскую тюрьму. Его направили в Ленинград, затем в Москву. Полгода содержался в одиночной камере в Лубянской внутренней тюрьме.

По приговору Особого Совещания при НКВД осужден на 10 лет исправительно-трудовых работ по печально известной 58-й статье – Государственные преступления и контрреволюционная деятельность. Осенью 1947 года прибыл в Севвостлаг, где занялся изготовлением инструментов для работы по дереву, а потом – шкафов-столов для аптеки. Работал для заказчиков по дереву и кости, направлен модельщиком в литейный цех.

27 мая 1952 был досрочно освобожден из Чукотлага с условием половину сокращенного срока отработать на Дальстрое по вольному найму. В ноябре 1952 года уехал с Чукотки, встретился в Нижнем Тагиле с женой. В 1968 году семья переехала в Красноярский край.

В 1980-е годы появились публикации И.Т. Твардовского в журналах «Новый мир», «Юность», альманахе «Дядя Ваня». В издательстве «Современник» в 1983 году вышла его документальная повесть «На хуторе Загорье».

В сентябре 1986 года переселился на Смоленщину, где занимался возрождением хутора Загорье. 19 июня 2003 года И.Т. Твардовский скончался. Похоронен на сельском кладбище у деревни Сельцо Починковского района, близ хутора Загорье.

Книга жизни

 «Иван Трифонович Твардовский. Произнесем это имя и прислушаемся к нему. Не правда ли, это похоже на три удара молота по наковальне? Может быть, это напоминает нам о том, что родился этот человек в семье деревенского кузнеца Трифона Гордеевича Твардовского, главы большого семейства. Каждому из его семерых детей досталась трудная судьба. Но разве могло быть иначе в то время и при тех обстоятельствах? – писала в предисловии к книге И.Т. Твардовского «Родина и чужбина» смоленский поэт Вера Анатольевна Иванова. – Что и говорить, сама фамилия нашего автора прежде всего известна благодаря старшему брату Александру Твардовскому, великому русскому поэту… И потому можно себе представить, какой ответственностью был преисполнен наш автор Иван Твардовский, берясь за перо и подписывая труд своей фамилией. Ответственностью, но отнюдь не робостью, поскольку ему было что сказать читателю, а результат его труда дал полное основание судить о значительности и самостоятельности литературного дара Ивана Твардовского…

«Я пишу эти воспоминания в возрасте, когда уже все позади. Великое слово ПРАВДА обязывает меня сказать все, как было», – так объясняет свою творческую задачу автор… Вспоминают о прошлом по-разному. Иногда приукрашивают либо его, либо себя в нем. Не таковы мемуары Ивана Твардовского. Здесь все правда. Это творческий принцип стойкого автора – абсолютная, безусловная, чистая правда, выразить и оживить которую Иван Трифонович Твардовский считает своим нравственным долгом. Видно, ему так на роду было написано – пройти этот тяжкий путь, прожить жизнь, проверившую его всеми мыслимыми и немыслимыми испытаниями, и остаться самим собой, не потерять чести и достоинства. Обо всем этом он говорит с читателем просто, без художественных изощрений, а потому мудро…

После долгих лет мытарств он возвращается в родные места. Он не только вернулся сюда сам, он вернул сюда память о родительском доме, о трудолюбивом, честном роде Твардовских. Хутор Загорье стал мемориальным музеем, каждодневной заботой Ивана Трифоновича, смыслом его подвижнической деятельности.

Как определить жанр его произведений? Мемуары? Да, бесспорно, это мемуары. Но смысл этого слова недостаточно полно передает своеобразие написанного Иваном Трифоновичем Твардовским. Трагическая исповедь? Но как автор выдержан, мудр, незлобив и полон достоинства. Крестьянский сын Иван из рода Твардовских. Все оттуда – и отменно образный, неподдельный народный язык, ярко характеризующий автора, строй его души, его отношение к жизни, и благородная душевная опрятность, порядочность, проявляющиеся и в том, как он пишет о встреченных им на жизненном пути людях, и мудрая житейская стойкость, не покидавшая его никогда. Читатель, ведомый неторопливым, обстоятельным движением мысли вспоминающего автора, сопереживает, приглашается к раздумьям строгим и скорбным, волнующим и вразумляющим, но никогда не озлобляющим. Тут невольно приходит на ум полузабытое слово – жития…

Иван Трифонович Твардовский разговаривает со своим читателем откровенно, мудро и доверительно: «Да, дорогой читатель, не усомнитесь, я пишу истинную правду». Тем он нам и интересен, а эта книга еще одно тому счастливое подтверждение», – считает Вера Анатольевна Иванова. И с ней трудно не согласиться. Тем более, что она и еще один смоленский поэт – Раиса Александровна Ипатова были с Иваном Трифоновичем фактически до последнего его вздоха: когда он уже совсем больной, почти ослепший, одинокий оказался в Доме для ветеранов в «Вишенках» под Смоленском, ухаживали за ним. Не просто навещали, а именно – каждодневно ухаживали, как за родным отцом…

Я горжусь, что в моей библиотеке есть книга И.Т. Твардовского «Родина и чужбина» с автографом Ивана Трифоновича: «Игорю Альбертовичу Красновскому – глубокоуважаемому журналисту и литератору с пожеланием всяческих удач и успехов на избранном пути. И.Т. Твардовский. 18.04.2000 г. Хутор Загорье».

Эта книга очень многое для меня значит. В ней Иван Трифонович без прикрас, как помнит, рассказывает историю своей жизни, которая, так уж распорядилась судьба, сопряжена и с основными событиями жизни нашей Родины в XX веке. Коллективизация, раскулачивание, стройки, война, ссылка, возвращение к жене – все это заставляет глубоко сопереживать и проживать события вместе с автором. Первая половина «Книги жизни» (такой подзаголовок у «Родины и чужбины») посвящена истории семьи Твардовских, детским годам на Смоленщине. И здесь Иван Трифонович, разумеется, не мог не сделать некоторое количество реверансов в адрес своего великого брата. Но потом он начинает писать в основном о себе. И тут «Книги жизни» обретает звук и краски. И уже невозможно оторваться от череды дней, когда беглый ссыльный пытался найти хоть какую-то работу, как он осваивал труд сталевара, как встретил любовь всей жизни, как был призван в армию и оказался в финском плену, как понял, что дороги назад нет, как пробирался в Швецию, как пытался устроиться в чужой стране и как душа болела о жене и детях, как рискнул и вернулся на родину и оказался в ссылке на долгие годы, как и там не потерял смысл жизни и человеческий облик, тяжелой работой приближал освобождение. Читаешь и с каждой страницей все больше уважаешь автора воспоминаний как Человека с большой буквы – за стойкость, за жизнелюбие и порядочность. Очень хочется, чтобы книгу И.Т. Твардовского «Родина и чужбина» прочитало как можно больше людей, особенно молодых, потому что, хотя это и глубоко трагичная книга, она показывает, что надежда есть, что нельзя унывать ни при каких обстоятельствах, что нужно продолжать жить, надеяться и верить!

Сегодня у российских школьников заставляют читать «Один день Ивана Денисовича» и «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына. Но, по моему разумению, куда полезнее для воспитания граждан своего Отечества именно «Родина и чужбина» Ивана Твардовского…

Загорье, отцовская усадьба

А теперь позвольте вернуться к теме 30-летия музея в Загорье. Весной 1977 года Иван Трифонович Твардовский получил письмо от старшего научного сотрудника Смоленского областного музея-заповедника Раисы Моисеевны Минкиной, которая знала о том, что у него «золотые руки» мастера-краснодеоевщика, с просьбой изготовить что-нибудь для экспозиции, посвященной его брату А. Т. Твардовскому. Иван Трифонович решил сделать для музея деревянный макет усадьбы Твардовских на хуторе Загорье, ликвидированной после раскулачивания их семьи в 1931 году. К середине октября макет был готов и отправлен в Смоленск.

Появление макета в экспозиции Смоленского музея-заповедника широко освещалась как местными, так и центральными газетами. Его снимки Иван Трифонович разослал многим литераторам, занимавшимся исследованием творчества А.Т. Твардовского. Макет произвел на них большое впечатление. В прессе появляются статьи с призывами восстановить дом на малой родине поэта.

Летом 1986 года на хуторе Загорье был открыт мемориальный знак. На большом валуне табличка со словами: «На этом месте стоял дом, где в 1910 году родился русский советский поэт Александр Трифонович Твардовский».

Как вспоминает много общавшийся с Иваном Трифоновичем во время его жизни в Сибири поэт и публицист Валерий Викторович Полежаев, «а началось все в апреле 1985 года. Из Танзыбея Ермаковского района Иван Трифонович писал мне: «Я вылетаю в Москву, а затем поездом – в Смоленск. Еду туда по приглашению объединенного областного музея-заповедника для восстановления интерьера отцовской избы (обустройство, мебель, предметы быта тех лет – конца 20-х годов). Первая (с 1931 года!) поездка Ивана Трифоновича к месту родного хутора состоялась в 1980 году. В 1985 Иван Трифонович принимает участие в торжествах по случаю 75-летия со дня рождения Александра Твардовского, проходивших в Москве и Ленинграде.

И закрутилось, и завертелось!.. Зов прежней, устоявшейся и обеспеченной жизни, но вскоре разрушенной и сломанной революцией и последующей коллективизацией, так больно ударившими по всей большой и трудолюбивой семье Твардовских, прорвался-таки (он просто не мог не прорваться!) сквозь толщу тяжело прожитых Иваном Трифоновичем лет, и этот зов пристрастно позвал его в родные пенаты, пристрастно заставил бросить весь свой талант мастерового человека на возрождение родной отцовской усадьбы «Хутор Загорье».

…В мае 1986 года Иван Твардовский получает письмо от директора областного музея-заповедника А.П. Якушева с предложением приехать в Смоленск для воссоздания обстановки, бывшей в доме Твардовских в Загорье. Ему было предоставлено место для работы, а также квартира. Сразу же по приезде он принимается за изготовление по памяти копий мебели, стоявшей в отцовском доме; его помощником стал один из работников совхоза «Починковский», Павел Филиппович Романов. Официальное решение «О возрождении усадьбы Твардовских на хуторе Загорье» было принято Смоленским облисполкомом 1 сентября того же года.

При воссоздании обстановки хутора за основу был взят как раз макет усадьбы, изготовленный Твардовским еще 1977 году. Однако восстановление интерьера избы и других построек было невозможно без личного присутствия Ивана Трифоновича на строительной площадке. Между тем строительные работы затягивались, поскольку в проекте не были учтены многие моменты – например, необходимость восстановить рельеф места усадьбы, нарушенный при строительстве автодороги к совхозу, поэтому в октябре Твардовский с женой переселяются из Сибири на Смоленщину.

В возрождении загорьевского хутора (честь им и хвала!) принимали участие многие энтузиасты как из Смоленской области, так и со всех концов страны – поклонники творчества Александра Твардовского, школьные товарищи Ивана Трифоновича, общественность района. К осени 1987 года усадьба, в основном, была восстановлена, а в июне 1988-го состоялось официальное открытие музея, приуроченное к 78-летней годовщине со дня рождения Александра Трифоновича. Единственным хранителем музея-усадьбы становится И. Т. Твардовский.

Иван Трифонович и сам не знал, что возвращается на родину не на месяц-другой, а навсегда. Работы, если восстановить все, как есть, предстояло столько, что и за годы не справиться. Его помощь реставраторам и советом, и делом по значимости трудно переоценить.

«Мог ли я предположить, что вот так, почти вдруг и, видать, надолго окажусь снова жителем наших родных смоленских мест! – писал мне Иван Трифонович в другом письме. – То есть как раз там, где был наш Загорьевский хутор, где родился и Александр Трифонович, и я, и все другие братья и сестры нашей семьи. Произошло же это потому, что появилось решение о воссоздании усадьбы в память поэта. В мае 1986 года я получил (не первое) приглашение приехать в Смоленск… Сначала предполагалось, что работа будет окончена в ближайшие месяцы, а затем я снова возвращусь к себе в Сибирь, в Танзыбей. Но, проработав месяца полтора, внутренне я изменился, в душе начало появляться желание и о собственном переселении на свою малую родину. Способствовала этому, конечно, и та благожелательность, которую я ощущал от земляков… Я сейчас как бы на должности музейного смотрителя. Отказаться же от предложения переселиться в Загорье не мог, так как считаю себя в долгу перед памятью брата Александра Трифоновича… Вот так и получилось, что мы вылетели с женой из Абакана в Москву, и на следующий день были уже в Смоленске». И обратный адрес: Починковский. район, п/о Сельцо.

Как и поэт Александр Трифонович Твардовский, столяр Иван Трифонович Твардовский органически не терпел некачественной работы, продолжает свои воспоминания В.В. Полежаев – По памяти опираясь на самим же разработанные эскизы предметов мебели, прошедшие в свое время «экспертизу» у брата Константина Трифоновича и сестры Анны Трифоновны, И.Т. Твардовский стал создавать будущую «интерьерную начинку» мемориального дома поэта. О том, что у Ивана Трифоновича тверда рука и зорок глаз, лучше всего поведает сама мебель «той поры», – мебель, сработанная им для будущего музея А.Т. Твардовского. Такой добротной обстановки: дивана, шкафа, столов, стульев и т.д. в магазине не купишь! Доволен был Иван Трифонович своей работой на родной земле, где еще семьдесят лет назад бегал, играл, где трудился бок о бок с тем, кто навсегда вошел в нашу душу своей совестью, правдой, энергией выстраданных живых строк о тихом и незаметном, грозном и могучем времени…

«Мое пребывание здесь, в момент воссоздания (возрождения) нашей отцовской усадьбы, необходимо, – подчеркивал в очередном письме ко мне Иван Трифонович. – Макет усадьбы выполнен мной в Сибири в 1977-1978 годах и был подарен Смоленскому музею. Так что вся техническая документация ведущихся сейчас работ была подготовлена на этой основе – иных свидетельств о том, какой эта усадьба была в те далекие годы, уже нельзя установить. Вот уже более полугода я занят изготовлением аналогов тех предметов крестьянского быта, которые имелись в семье отца нашего Трифона Гордеевича. Дела продвигаются вполне удовлетворительно, лучше не надо и желать»…».

В работе по созданию музейной экспозиции в Загорье И.Т. Твардовскому активно и бескорыстно помогали смоляне – представители областной власти, работники Смоленского государственного музея-заповедника, местные власти, труженики совхоза Починковский», краеведы, сотрудники областной научно-реставрационной мастерской, рабочие Велижского лесхоза, где рубили срубы построек для хутора-музея. Так, всем миром, но при зорком надзоре младшего брата поэта и был создан уникальный музей на родине автора самой известной и любимой народом поэмы о Великой Отечественной войне – «Василий Теркин».

Сегодня, 30 лет спустя, особенно четко понимаешь, что во многом, очень во многом именно благодаря трудам и книгам родного младшего брата поэта – Ивана Трифоновича, начало возрождаться и почитание Александра Трифоновича Твардовского как подлинно народного поэта. Нашего, смоленского. Земляка.

Игорь Красновский

В Смоленске найдена живой пропавшая 21-летняя девушка
«Оживший хутор» собрал почитателей таланта Александра Твардовского

Rambler's Top100