От рождения звезды до рождения Галактики
Культура

От рождения звезды до рождения Галактики

27 апреля 2012 года в 09:36
2266

Руслан Диваков – пожалуй, самый известный хореограф Смоленска, руководитель «Школы современного танца» – рассказал в интервью корреспонденту «СГ» о том, как ему удалось достичь профессиональных высот самому и помочь сделать это своим воспитанникам.
Руслан родился в Смоленске в 1967 году. Учился в школе №31. До восьмого класса успел позаниматься лёгкой атлетикой, прыжками в высоту, лыжами, стрельбой, теннисом и много чем ещё.

– Почему из всех увлечений выбрал танец?

– Это получилось практически случайно. Как-то мы с приятелем решили записаться в очередную секцию, но на стадионе «Спартак» её не оказалось. Шли обратно по улице им. Дзержинского. На двери танцзала «Молодость» увидели объявление о том, что ведётся набор в школу массового обучения бальному танцу: вальсу, латине, танго. Недолго думая, записались в секцию. Вот так я впервые зашёл в танцевальный класс – ради смеха! – и не вышел до сих пор, хотя прошло уже тридцать лет.

От рождения звезды до рождения Галактики


Любовь к танцу мне привили первые преподаватели – Татьяна и Сергей Безуглые. Они преподают бальные танцы до сих пор, у них своя танцевальная школа. Кстати, именно их ученики примерно моего возраста сейчас и работают преподавателями в Смоленске. С Татьяной и Сергеем мы встречаемся не слишком часто, но сохранили добрые отношения, несмотря на то, что я занимаюсь другой хореографией.

– Все остальные увлечения забросил сразу или постепенно?

– Нельзя сказать, что до увлечения танцами я занимался чем-то очень долго. Там год, там два… Увлекался всем, вплоть до клуба собаководов.

– А бальные танцы увлекли надолго?

– На десять лет. Я ушёл в армию, вернулся и продолжил танцевать. Наш коллектив назывался «Ритм».
Как-то раз в Смоленск приехал Валерий Леонтьев со своим коллективом. Получилось так, что его танцоры познакомились с нашими преподавателями. Тогда коллектив стал понемногу заниматься эстрадной хореографией. Мы даже смогли поработать с постановщиком, который ставил танцы коллективу Леонтьева. Так понемногу во мне стала зарождаться любовь к современному танцу.

В бальных танцах два человека, партнёрша и партнёр, связаны в одно целое. Но не всегда получается так, что оба хотят посвятить танцу всю свою жизнь. Моя партнёрша решила закончить танцевальную карьеру. Тогда я просто не знал, куда деваться. Так и родилась идея заняться другой хореографией. Уже тогда я решил, что буду руководителем танцевального коллектива, хотя для этого на тот момент у меня ничего не было.

– Наверное, главное, что должно быть в начале пути, – это хорошее образование?

– Совершенно верно. Знакомые дали мне координаты человека, у которого можно многому научиться. Я поехал «покорять Москву». Со мной согласился заниматься известный в то время преподаватель джаза и модерна Николай Огрызков. У него была первая в России школа современного танца. Студия находилась в престижном районе – недалеко от Старого Арбата. Николай был фанатом своего дела, был знаком со многими знаменитостями, они даже захаживали к нему на чай.

Когда пришёл на первое занятие, я думал, что умею хоть что-то. Оказалось, что не умею ничего. Попал в класс к продвинутым танцорам. Не скрою, не обошлось без тихих слёз в раздевалке, когда меня никто не видел. Кстати, по тем временам уроки стоили дорого: 15-20 долларов за одно занятие. К сожалению, два года назад Николай Огрызков умер…

Потом я занимался у хореографов, которые были преподавателями Николая Огрызкова. Моими учителями стали Рик Одумс и Джеральдин Армстронг из Франции, Милтон Майерс из США. Они до сих пор приезжают в Москву, и я стараюсь посещать их мастер-классы.

– А в свободное от занятий время чем занимался?

– Скорее, наоборот: занимался обучением в свободное от работы время. На тот момент я уже начал создавать свой шоу-балет и параллельно преподавал танцы. Вечером мы выступали в ресторане, после ресторана ехал на мастер-класс и возвращался домой уже следующей ночью. Такие разъезды продолжались довольно долго. В поезде было невозможно спать: болели ноги, ныло всё тело. Зато я получил бесценные навыки, которые служат мне до сих пор.

– Как развивал свой шоу-балет?

– Мы сшили не слишком дорогие костюмы, отрепетировали танцевальную программу и сняли своё первое видео. Потом я обошёл с этими видеокассетами половину агентств Москвы. Однажды даже пришлось ночевать у незнакомых людей, которые меня приютили. Первые «настоящие» деньги мы заработали, когда отправились на полгода в Японию. Дальше всё закрутилось, стало легче. Мне тогда ещё и тридцати не было.

– А когда появилась сама школа?

– Мы не стали определять дату рождения школы. Скажу одно: работает она уже очень давно. Сначала занимались в основном со студентами. Приходилось проводить занятия в неприспособленных помещениях. Я учился сам и одновременно учился преподавать. Просто занимался танцами и учил этому других, как и сейчас, но тогда возможностей было меньше.

– Странно, ведь некоторые считают, что школа танцев – прибыльный бизнес…

– Это не так. Если школа и приносит какие-то деньги, большинство из них идёт на аренду помещений и дальнейшее развитие. Только за последнее время мы сумели открыть три специализированных танцевальных зала. До этого снимали зал в шейпинг-клубе, а это дорого и неудобно. Я не бизнесмен и не гонюсь за прибылью. Я просто занимаюсь любимым делом.

– Но своё имя школе всё же дал… Что это – тщеславие?

– Ни в коем случае! Просто со временем работать совсем без названия стало нелогично. Почему бы и не назвать школу именно так?

– Три танцевальных центра вмещают всех, кто желает учиться танцу?

– Пока вмещают. Дело в том, что мы не гонимся за количеством. Стараемся работать в основном с детьми: из них можно что-то слепить, выучить и вырастить танцоров. Сейчас у нас полтора десятка преподавателей и почти три сотни учеников.

– А как же взрослые? Неужели для них всё потеряно?

– Почему же, работаем и с ними. Некоторые так увлекаются! Обнаруживают талант, сами становятся преподавателями школы. Но для этого нужно заниматься минимум пять лет. Преподавателями становятся единицы, а вот научить двигаться под музыку можно практически любого.

– В каком возрасте лучше начинать заниматься танцами?

– Чем раньше, тем лучше. Правда, лучше подождать до пяти лет. В этом возрасте ребёнок уже может сосредоточиться, появляется целеустремлённость. Кстати, танцы помогают развивать эти качества.

– А что делать талантливым детям, родители которых не могут платить за обучение? Они к вам никогда не попадут?

– Теперь такой шанс есть. В этом году мы открыли специальную группу. Проводили отбор, по итогам которого взяли полтора десятка деток. Занимаемся с ними совершенно бесплатно, но есть условие: работаем ежедневно с понедельника по пятницу. По всем направлениям.

– Почему некоторые дети бросают танцы?

– Потому что со временем понимают, что это большой труд. Сначала насмотрятся телевизора и решат, что танцы – это и модно, и легко. А на практике выходит, что нужно и растяжкой заниматься, и технику изучать, и головой думать. Да и физическая нагрузка не всем под силу.

– Какие танцевальные направления сейчас пользуются наибольшим интересом у смолян?

– В основном так называемая уличная хореография: клубные танцы, хип-хоп, ар-эн-би, брэйк-данс, хаус. Популярны джаз, модерн, афроджаз, те же восточные или бальные танцы. Девушки с удовольствием идут заниматься в группу гоу-гоу. Это направление для тех, кто хочет научиться стильно и модно двигаться под клубную музыку. Есть ещё стрип-пластика: это несложно и очень красиво.

– А для маленьких детей нужна особая программа занятий?

– Конечно! С ними нужно заниматься пластикой, ритмикой, делать упражнения на музыкальность и координацию движений.

– За это время сложился какой-нибудь танцевальный коллектив?

– Даже несколько. Детский коллектив «Галактика» как раз и ездит на конкурсы. Есть группа клубного танца, ребята взяли себе название «Степ бай степ» («Шаг за шагом»). Ещё один коллектив из ребят постарше исполняет современные танцы.

– Хорошо, допустим, дети годами прилежно занимаются. Но ведь каждому интересно выступать, чтобы все увидели, чему он научился?

– Мы это прекрасно понимаем. Поэтому уже несколько лет проводим по два крупных мероприятия в год. В феврале это «Зимнее шоу», в программу которого попадают лучшие номера воспитанников, также танцуют преподаватели и наши гости. В мае мы проводим отчётные концерты, на которых выступают только наши ученики. Наши воспитанники часто ездят на конкурсы и фестивали. Только один раз они не заняли призового места, а обычно приезжают с дипломами. Участвуем во многих городских мероприятиях.

– Каким будет нынешний отчётный концерт и когда он пройдёт?

– Программа будет называться «Рождение Галактики. Эпизод пятый. Живи, люби, танцуй». Из названия понятно, что это наш пятый по счёту серьёзный отчётный концерт. Он пройдёт 29 мая в КЦ «Губернский». Выступят все воспитанники школы: не только дети, но и группы, занимающиеся, скажем, стрип-пластикой или гоу-гоу. В этом году впервые выступит группа по хобби-классу. Это взрослые люди, в основном родители наших воспитанников.

– Пора подвести итог. Каждый ли человек может танцевать?

– Абсолютно каждый, причём в любом возрасте. Нужно только желание, труд и ничего больше.

– А что вообще танец даёт человеку?

– Вечную молодость, ведь танец – это прежде всего движение. Каждый человек похож на аккумулятор: чем больше он двигается, тем больше энергии вырабатывает. Танец – это ещё и заряд положительных эмоций, особенно когда всё хорошо получается. А ещё он отлично поддерживает физическую форму. Не зря говорят, что танец – это жизнь.

В Смоленске открылись гастроли театра из Нижнего Новгорода
Воскресший дом Пржевальского

Rambler's Top100