Борис Гребенщиков подарил Смоленску «День радости»
Культура

Борис Гребенщиков подарил Смоленску «День радости»

2 марта 2012 года в 11:45
4323

11 музыкантов на сцене. Без малого три часа совершенного звука. Своё «4000-летие» группа «Аквариум» во главе с Борисом Гребенщиковым отметила в культурном центре «Губернский» 29 февраля. Почему 4000 лет? На этот вопрос Борис Гребенщиков отвечал не однажды: «Это заявление историков. Я честно скажу, что дальше 50 лет запомнить что-либо сложно. Историки говорят, что 4000, изучая тексты песен. У меня было предположение, что 4000 лет появились от того, что время измеряется импульсами: когда тебе хорошо – время летит незаметно. Вот поэтому 4000 лет и пролетели незаметно».

В этом году группа отмечает 40 лет музыкальной деятельности. И, кстати, ровно 20 лет назад они впервые посетили Смоленск. К нашему городу у Бориса Гребенщикова особое отношение: именно в смоленской гостинице он написал песню «Дубровский».

На сцене «Губернского» прозвучали новые песни относительно истории группы . За одними с мощным роковым звучанием следовали другие, очень лиричные композиции, которые сопровождались флейтой. По-новому прозвучали такие известные песни, как «Аделаида», «Звёздочка», «Если долго плакать», «Мы будем пить чай»…

«Спасибо, дорогие», – сказал БГ залу и поклонился. После чего ещё час пел на бис.

«Главное сегодня – это вы», – обратился Борис Борисович как будто к каждому из присутствующих. Завершился концерт песней «День радости». Действительно, это был именно такой день.

***


На пресс-конференции, предшествующей концерту, Борис Гребенщиков ответил на вопросы смоленских журналистов.

– С 1965 года я ничуть не изменился – когда в детстве я был сбит с ног музыкой, это состояние не прерывалось. То, что приводило меня в восторг тогда, приводит и сейчас. Только к этому прибавилось ещё бесконечное количество музыки. Когда я смотрю вокруг и слышу нытьё, которое льётся из средств массовой информации, я думаю, это нечестно. Я должен поделиться тем, что у меня есть. У меня нет никакой миссии или послания. Я хочу только разделить эту радость, которую продолжаю испытывать с тех пор.

– Я не вижу поводов не радоваться. Мы живём в мире, созданном Богом. А если мы допускаем какие-то глупости по отношению друг к другу и миру, то это можно исправить.

– Всю жизнь старался не быть зависимым от кого-то. И, честно говоря, это было не так сложно.

– Если меня обсуждают, значит, я ещё жив.

– Я не знаю, что такое пост, и по писаниям разных святых я не могу понять, что это такое. Я слышал, что пост – это когда сердце к Богу стремится и с Богом едино. Этого я и добиваюсь. Все средства хороши – лишь бы сердце от Бога не отрывалось.

– Я не помню ни одного концерта, чтобы мы не выходили на бис. Кроме двух-трёх случаев в Москве, когда это было условием организаторов.

– Я не писатель. Никогда этим заниматься не буду. У меня было два приступа писательства – один по юности, когда хотелось всего попробовать, второй – когда сама написалась сказка, я только редактировал. Мне гораздо интереснее писать песни или заниматься радиопередачами (а их накопилось уже томов на шесть или на восемь!).

– Интернет для меня это устройство, через которое я отвечаю на письма или нахожу нужную информацию. Главный талант, который будет важен для подрастающего поколения, – это умение не просто лавировать, а безинтуитивно находить информацию. Избыток информации не может принести пользу.

– К «Битлз» отношусь как к самой значительной музыкальной группе за всю историю человечества. С моей точки зрения их пение, аранжировки, их манера записи до сих пор остаются непревзойдёнными. Я не видел никого, кто писал, пел и записывал бы песни лучше, чем они. Нам фантастически повезло, что мы жили в одно время с ними.

– Программа «Аквариума» никогда не создавалась, не менялась. Но всегда исходит из того, что мы играли вчера. Мы смотрим, что сегодня можем сделать лучше. Всегда есть набор песен, которые недавно написаны и которые интересно играть. Я не могу себе представить ситуацию, когда мы бы играли не то, что записано в последнее время. Только если нет ничего свежего. Но мне интересно играть новое. Всегда. Поэтому каждый концерт представляет собой продолжение этой линии.

– Ту «занудь», которую у нас называют художественной литературой, читать могу только с очень большим усилием. Разница между «Властелином колец» и Львом Толстым заключается в том, что читать Льва Толстого мне ни с какой стороны неинтересно, интересно только сравнивать его и мой опыт, сравнивать то, что увидел в своей жизни он, с тем, что увидел я. А когда я читаю «Властелина колец», я учусь. Практически у всех героев этой книги есть достоинство. У орков его нет. И поэтому орки напоминают мне советскую литературу, где достоинства никогда не было. Когда я читаю хорошее фэнтези, я восхищаюсь тем, как хороши могут быть люди. Я люблю Тургенева, но я не могу у него найти кого-нибудь, кем бы я мог восхититься! Когда я читаю Толстого, я тоже не могу найти никого, достойного восхищения, даже у Достоевского таких нет. Критиковать книги Толстого я не могу, они интересные. Но я бы писал по-другому. Поговорить нам с ним не удастся, он уже умер, я ещё нет.

– Восхищаюсь самыми простыми людьми, которых встречаю в жизни. Своей женой я восхищаюсь. Людьми, с которыми играю, восхищаюсь.

– Ум – это просто фильтр. Мы не умеем думать. Мы знаем всё, что есть во Вселенной. Поэтому ум как фильтр нужен нам, чтобы мы не сошли с ума от этих знаний. Бесконечное знание, которое содержится в нас, изначально ум фильтрует. Жить фильтром невозможно. Лучше – сердцем.

– Рецепт счастья в том, чтобы проводить свою жизнь с теми, кого ты любишь.

Год российской истории объявлен открытым!
«Смоленские мужики»: пять лет на большой сцене

Rambler's Top100