Культура

Дневник фестиваля. Пётр Зайченко представил в Смоленске фильм «Сибирь. Монамур»

4 сентября 2011 года в 16:06
2826

Слава Росс – это совершенно гениальный режиссёр, снявший картину «Тупой жирный заяц». «Заяц», в свою очередь – совершенно гениальный фильм, трагикомедия из жизни провинциальных актёров (в главной роли – прапорщик Шматко, то есть Алексей Маклаков). Даже если бы режиссёр больше ничего и не снял, этот блистательный фильм обессмертил его слегка инфантильное имя.
Беда в том, что долгое время Слава Росс ничего и не снимал, и только недавно выяснилось: выходит его второй полнометражный фильм, драма. Затем как гром среди ясного небо: новую картину могучего Славы Росса можно будет увидеть на нашем фестивале «Золотой Феникс»! И ещё: в главной роли – Пётр Зайченко!!!
Зайченко – это совершенно потрясающий актёр, снявшийся в «Такси-блюз», – совершенно гениальном, как вы уже поняли, фильме с Мамоновым, где главным-то оказывается не богемный персонаж, а «простой человек» Иван Шлыков, силящийся постичь подлую душу артиста. Вот Шлыков – это и есть Зайченко, снявшийся также во многих других картинах, от «Парада планет» до «Русского бунта», от «Сватовства» (короткометражки, демонстрировавшейся однажды на фестивале в «Смене») до «Мусульманина» (он играет главу района, который всех продал). Всего у Петра Петровича Зайченко около 50 киноработ.

Содержание фильма: жизнь в этой глубинке – просто ад, настоящий ад, в той или иной степени созданный героями фильма, а также – опосредованно – всеми нами, доведшего свою страну и своих сограждан до столь скотского положения. Автор фильма настолько не щадит чёрных красок, что уже к середине фильма возникает стойкое ощущение, что уж лучше героям и не жить совсем, чем так мучаться. Достоевский со своими социальными ужасами просто «отдыхает» на фоне событий вокруг хутора Монамур в Богом забытой глуши. Хотя – нет, возможно, Богом и не забытой. Как из настоящего ада способен выручить только Господь Бог, так и из рукотворного кошмара – дать надежду, вызволить, спасти, обогреть – должно быть Ему по силам, хоть Он иногда и не спешит (судя по фильму). В ковчеге, который принимает вид армейского «уазика», Господь вывозит раненого мальчика, бравого офицера, запятнавшего себя насилием, добросердечную блудницу и патриарха, избитого бандитами. Зайченко – этот патриарх (мороз, прямо стынь по коже от его сверхкрупных планов, когда он прямо в душу глядит своими глубоко посаженными рысьими глазищами!..)

Хотя я не позволил себе до сих пор сказать ничего второстепенного, воскликну: «А теперь – главное!» Заслуженный артист России Пётр Зайченко – уникальный актёр и человек, глыба! Личная скромность и жизнь в провинции привели к тому, что этого прекрасного артиста лучше знают и ценят в столице и за рубежом, чем на периферии. Волгоградское начальство, делегируя выдающегося актёра на очередной фестиваль, в Сочи или Москву, наказывает: «Ты ж там снимись с какими-нибудь настоящими артистами!..» Зайченко рассказывает: «И вот я в Сочи вынужден бегать на пляже по песку за Димой Харатьяном: «Можно я с вами сфотографируюсь, мне для «Волгоградской правды» надо!..»
Росс снимал «Монамур» в Красноярском крае, когда грянул кризис 2008-го года. Деньги мгновенно закончились, фильм пришлось законсервировать, и после долгого ожидания встал вопрос, что делать дальше. Режиссёр начерно смонтировал уже отснятый материал и начал его показывать знакомым и незнакомым продюсерам, силясь найти спонсора. Фильм увидели французы и обрадовались: «О, смотрите, здесь наш Пётр Зайченко!..» Дело в том, что снятый Лунгиным советско-французский «Такси-блюз» победил на Каннском фестивале, имел успешный прокат во Франции, так что его вспомнили. Так прошлый шедевр Зайченко спас новый фильм Росса. Съёмки были завершены при поддержке французской стороны и Люка Бессонна в частности. Кинокартина сделана в 2009 году, однако выходит в российский прокат только сейчас, после показа во Франции.

Самое главное впечатление, которое возникло от общения с актёром: он – очень добрый человек. А сейчас это немодное качество. Доброта нынче интуитивно понимается как слабость… Ещё он незвёздный, – немолодой человек с палочкой, не всегда гладко выбритый. И вот эта незвёздность, вероятно, обманывает публику и журналистов, отнюдь не ходящих «хвостом» за выдающимся артистом – она обманчива для всех, кроме режиссёров, которые утверждают Зайченко на роли безо всяких проб.

Из тех особенностей, которые открылись на пресс-конференции и важны для понимания картины, отмечу две.
Герой Зайченко – отнюдь не старовер, как ошибочно указано в аннотации. Его герой пришёл к Богу совсем недавно, рассказывает Пётр Петрович: « Он – грешный человек, который и молится-то недавно. Не случайно он книжечку берёт и говорит внуку: «Будем учить молитву!» – он сам не знает молитв. Он начинает верить и молиться, потому что ситуация такая крайняя, жизнь такая отчаянная, – и внука приучает. Он обращается больше к нравственности, я считаю, нежели к какому-то конкретному направлению христианства».
Фильм снимался в Красноярском крае, в очень суровых природных условиях. Хутор был выстроен в глухой тайге, когда начались дожди, к нему даже пришлось строить специальную дорогу. Режиссёр стремился к максимальному правдоподобию, вплоть до муравьёв на лице и заплыва в ледяной воде – главный герой, старик, пускается вплавь, чтобы выйти к большаку и попросить помощи для внука. Зайченко скупо говорит об этом: «По-настоящему плавал, зима была… И болото – настоящее. Ну, так режиссёр захотел. Может, я, конечно, и дурак, и Вадим Юсупович Абдрашитов меня отругал: «Не должно быть такого, чтобы так рисковать актёром!..» Но что сделано, то сделано».
На пресс-конференции Пётр Петрович подыскивал эквивалент для поведения своего героя, я хотел было подсказать, да решил не дарить метафору коллегам: дед ползёт спасать внука как Алексей Маресьев!.. Во время съёмок актёру было 66 лет.
Фильм удостоен уже одиннадцати призов – в США, Испании, Италии, Польши…
И в заключение ещё одна деталь, приятная сердцу смолянина: Пётр Петрович – большой поклонник поэзии Твардовского и охотно читает её в концертах. Литературные вечера – его основная работа в перерывах между съёмками, ведь из театра он ушёл ещё в 1975 году, когда его заметил и предложил сниматься Василий Макарович Шукшин. Предложил, но сам снять не успел…

Сергей МУХАНОВ


ОТКЛИК ПОСЛЕ СЕАНСА
Всеволод Шиловский, президент фестиваля «Золотой Феникс», народный артист России:
- Фильм потрясающий, жизненный, и главное, самое главное – в конце есть звёздочка надежды! Через любую грязь, цинизм, жуть можно пройти; если есть сердце и любовь – человек выдержит. Какой уровень!.. Замечательно!

Дневник фестиваля \"Золотой Феникс\": Александр Миндадзе и Сергей Юрский
Президент \"Золотого Феникса\" Всеволод Шиловский о кино, прокате и зрителях

Rambler's Top100