Музыка цветущей сакуры
Культура

Музыка цветущей сакуры

25 ноября 2018 года в 13:05
777

В Смоленской филармонии прошёл концерт в рамках перекрёстного Года культуры России и Японии. Анастасия Ведякова (скрипка) и Кадзуки Нисимон (фортепиано) порадовали публику виртуозным исполнением произведений русских и японских композиторов. Прозвучали как редко исполняемые, так и популярные сочинения, в том числе и написанные самими солистами…

Слушатели тепло принимали интернациональный дуэт, выступавший в Смоленске впервые. Кстати, скрипка, на которой играет Анастасия Ведякова, старинная. Принадлежит школе известного итальянского мастера Амати и является частью Государственной коллекции уникальных музыкальных инструментов Российского национального музея музыки.

Кроме того, стоит отметить, что концерт дуэта стал для публики подарком от Фонда развития и содействия социальным, культурным, научно-техническим и образовательным проектам «Палитра Вселенной». Собственно, выступление музыкантов – это финал их трёхдневной программы пребывания в Смоленске. За это время Анастасия Ведякова и Кадзуки Нисимон успели дать несколько перекрёстных мастер-классов для юных смолян и встретиться с журналистами…

На двоих

– Как получилось, что вы стали выступать вместе?

Анастасия Ведякова: – Это началось ещё в Московской консерватории, где мы оба учились. Вначале нас приглашали на какие-то консерваторские мероприятия, а с течением времени у нас появились и свои авторские проекты. Сейчас нашему дуэту почти семь лет.

– Интересно, как вообще складываются дуэты…

АВ: – Честно говоря, в современных реалиях академической музыки это довольно сложно сделать. У нас вся индустрия построена на центризме солистов, выступающих с оркестрами или с аккомпаниаторами. Ансамбли продвигаются крайне редко.

А мы действительно дуэт из двух равноправных партнёров. Сейчас я, наверное, и не вспомню наше первое совместное выступление, но то, что у нас получается музицировать вместе, доказало время.

Вообще, для дуэта важно согласие во взглядах на музыку, выборе репертуара, сочетание профессиональных умений и вкусов – в нашем случае всё сложилось.

Кадзуки Нисимон: – Мне кажется, что для дуэта важно, чтобы у обоих музыкантов было что-то общее и за пределами выступлений. Например, мне всегда интересно выступать с Анастасией, потому что она тоже занимается композицией, пишет и исполняет свои произведения.

Философия и чувства

– Программа концерта – это тоже ваше совместное творчество?

АВ: – Безусловно. В данном случае мы взяли произведения русских и японских композиторов, потому что концерт проходит в рамках перекрёстного Года культуры России и Японии. Конечно, мы старались учитывать вкусы публики. Поэтому кроме редко исполняемых в программе звучат и популярные произведения.

Что же касается именно японской музыки, то для российского слушателя это пока довольно-таки закрытый мир. И мы постарались выбрать наиболее интересные и разнообразные произведения как традиционной японской музыки в обработке классических композиторов, так и современных авторов.

– А чем принципиально российская музыка отличается от японской?

КН: – В русской музыке всегда есть очень важная тема, идея, философия – такой сильный внутренний стержень, вокруг которого закручены эмоции. В японской музыке такой стержень тоже есть, но он, как правило, не столь явен, и со стороны может казаться, что внутри произведения ничего не происходит – очень трудно поймать сюжет. При этом у нас в голове картина всегда складывается. К тому же мы более закрыты и многое стараемся скрыть, хотя в музыке эмоции всё равно прорываются наружу.

Меня так учили, что русская музыка – это вначале «Я» и потом окружающий мир, каким я его чувствую. А в японской, наоборот, – первичен мир, и внутри него очень маленький «я», на которого этот мир оказывает влияние.

– Кадзуки, а у вас лично были сложности с исполнением музыки российских композиторов?

КН: – Поначалу, да, были. Мне даже педагог говорил: «У тебя все чувства скрыты – ты общаешься с публикой как будто через стекло, а должен передавать свои эмоции».

А сейчас таких сложностей уже давно нет. Тем более что меня ещё в детстве привлекала игра именно русских пианистов – я очень любил слушать Эмиля Гилельса, Владимира Горовица, Давида Ойстраха. Собственно, поэтому и решил учиться в Москве.

– В Смоленске прозвучала и ваша собственная музыка…

КН: – Да, это произведение «Медлей» для скрипки и фортепиано. Я написал его в прошлом году по просьбе знакомого флейтиста. В него вошли тринадцать японских народных песен, которые я постарался заключить в единую форму. Вначале звучание может показаться эклектичным, но потом общая тема становится очевидной.

АВ: – Это произведение имело в Японии большой успех, и мы решили сделать его аранжировку для скрипки и фортепиано, чтобы придать его звучанию больше разнообразия.

А вообще хочу сказать, что попурри исполнять сейчас довольно сложно. Хотя воспринимается такая музыка как некая картина мира. Как будто ты идёшь по улице и слышишь разные мотивы: из машины один, из окна другой… Так вот «Медлей» – картина японского мира, так что российскому зрителю не только интересно, но и полезно услышать это произведение.

Для взрослых и детей

– Ваше выступление в Смоленске проходит в рамках какого-то гастрольного тура?

АВ: – Да. Кадзуки приехал в Россию на два месяца, и у нас уже состоялось несколько концертов в Московской области. А после Смоленска мы планируем посетить ещё два города, но каких именно, пока не знаем.

– Вы сами определяете гастрольные маршруты?

АВ: – Да, исходя из предложений и возможностей.

– А проведение мастер-классов во время гастролей – чьё решение?

АВ: – Наше. Выступая в разных городах, мы уже не раз проводили мастер-классы именно в формате перекрёстных, то есть сразу по нескольким специальностям. Кстати, аналогов им в России пока нет. Впервые мы провели их в Самаре в рамках международного конкурса имени Орлова в марте прошлого года. Проект тогда имел большой успех в профессиональной среде, поэтому мы решили предложить его и в рамках нашего нынешнего пребывания в Смоленске.

– Вы делаете это безвозмездно. В чём же для вас мотивация?

АВ: – Наши педагоги вложили в нас огромное количество знаний, умений и любви к музыке, поэтому наша задача – поддержать тех, кто только начинает, чтобы у них было больше желания заниматься музыкой.

Страна самураев

– Кадзуки, раз уж мы говорим о перекрёстном Годе культуры России и Японии, хочется больше узнать о вашей стране. Скажите, в Японии знают русскую музыку?

КН: – Те, кто занимается музыкой, обожают произведения русских авторов. Тот же Сергей Прокофьев у нас хорошо известен. Но для обычных людей это пока неизведанная тема. В отличие от россиян, которые, даже не будучи профессиональными музыкантами, прекрасно узнают сочинения Рахманинова или Прокофьева.

– А что из зарубежной классики у вас популярно?

КН: – Западноевропейские авторы: Моцарт, Бетховен, Шопен…

– Правда ли, что японские дети обязательно осваивают какой-то музыкальный инструмент?

КН: – Да. Причём таких обязательных инструментов даже два: мини-клавиши и блок-флейта, остальные – по желанию.

Моя сестра, например, выбрала пианино. Поэтому у нас в семье инструмент был, и меня интересовал с самого детства, хотя профессиональных музыкантов среди моих родственников нет. И я лет с четырёх стал заниматься с сестрой, а с девяти – уже с преподавателем.

– А самый популярный инструмент у вас какой?

КН: – Фортепиано. Как и в Китае.

– Вообще-то о Японии большинство россиян знают не так уж много. Вам приходилось сталкиваться с ситуациями, когда вам задавали вопросы, казавшиеся вам несусветной глупостью?

КН: – Почему-то очень многие в России спрашивают, а правда ли, что в Японии в школах учат тому, что бомбы на Хиросиму и Нагасаки во время Второй мировой войны сбросили не американцы, а русские. И мне приходилось убеждать, что это полная чушь, – мы прекрасно знаем историю.

Ещё меня часто спрашивали, где в Японии можно увидеть самурая. И очень удивлялись, когда узнавали, что у нас самураев давно уже нет…

Фото: Елена БЕЛЫХ и Смоленская филармония

Ольга Суркова

Галактика любви Алексея Петренко
Культурные каникулы в Смоленском музее-заповеднике

Rambler's Top100