Вначале был Моцарт
Культура

Вначале был Моцарт

26 октября 2018 года в 18:32
931

В Смоленске прошёл первый концерт в рамках возрождённого проекта «Амадей плюс. Альянс классики и джаза» тандема Даниил Крамер – Михаил Аркадьев. Каноническое и современное прочтение классической музыки, джазовые импровизации и виртуозное исполнительское мастерство двух знаменитых пианистов, один из которых теперь – художественный руководитель и главный дирижёр Камерного оркестра Смоленской филармонии…

Рождённый в небе

Проект «Амадей плюс…» родился в 2009 году буквально в небе.

– Наше сотрудничество возникло спонтанно, – рассказывает народный артист России Даниил КРАМЕР. – Мы встретились в самолёте, не видевшись, наверное, с самого окончания Гнесинки. Выпили чаю, и идея дуэта возникла сама собой. Дуэта, в котором один знает все классические каноны, а второй умеет превратить классику в музыку XXI века. По прилёте мы встретились, попробовали, и у нас всё получилось. Мы сыграли первые программы – нам понравилось…

– Это проект оркестровый – он так и задумывался, – дополняет заслуженный артист России Михаил АРКАДЬЕВ. – Я тогда был главным дирижёром Тихоокеанского симфонического оркестра во Владивостоке. Но первый наш концерт был в Москве, в Доме музыки. А потом мы проехали по всей России.

– Название придумал Михаил, а исполнять Моцарта предложил я, – продолжает Даниил Крамер. – Потому что я моцертианец. И вообще, будучи джазменом и современным музыкантом, я невероятно консервативен – гораздо меньше знаю и воспринимаю современную музыку. Например, с трудом слушаю Шнитке. А вот Шопен, Моцарт, Бах, Бетховен – это то, что я люблю. То, без чего не могу жить. Ну и джаз, конечно… При этом я не воспринимаю классику как нечто каноническое. Ведь тот же Моцарт играл современную для своего века музыку. Я исхожу из того, что и без меня хватает музыкантов, которые умеют играть Моцарта, как он сам. А мне хочется исполнять Моцарта сегодняшнего, XXI века…

Тогда проект успешно просуществовал до 2014 года. Начавшись с исполнения музыки Моцарта, им одним он, естественно, не ограничился. И идей для новых программ было много. Однако музыкантам пришлось расстаться: Михаил Аркадьев уехал работать в Китай, а Даниил Крамер остался в России, активно гастролируя по разным местам и странам.

– А теперь мы встретились снова, – говорит Даниил Крамер. – Я узнал, что Михаил снова в России, и предложил ему восстановить наши давние связи.

– Да, удивительны эти связи многолетние, – подхватывает Михаил Аркадьев. – И судьбоносно то, что наше воссоединение произошло именно в Смоленске. Потому что для меня это особый город, с концерта в котором начался другой мой успешный проект – дуэт с Дмитрием Хворостовским.

Две звезды

У проекта «Амадей плюс…» нет чётких рамок в структуре и периодичности концертов. Можно сказать, что всё ограничивается лишь полётом фантазии и творческой мысли участников тандема – профессионалов высокого класса, способных на любые эксперименты.

Друг с другом они общаются запросто – как «Миша и Даня». Потому что знакомы уже сорок лет – со времени совместной учёбы в тогда ещё музыкально-педагогическом институте, а ныне академии музыки имени Гнесиных.

– За это время столько пудов соли было съедено, столько сыграно, – поясняет Даниил Крамер. – Потому что все студенты Гнесинки – друзья и конкуренты одновременно. И это правильно, поскольку такая музыкальная конкуренция способствует тому, что ты растёшь, ты хочешь быть лучшим. А мы были не последними студентами в институте и даже пользовались известной популярностью. Каждый из нас отличался индивидуальностью. И Миша уже тогда славился не только великолепным исполнительским мастерством, но и глубоким знанием канонов и современности. Уже тогда были видны качества будущего аналитика и исследователя. Я общаюсь со многими коллегами в разных странах, поэтому с полной уверенностью могу заявить: у вас здесь обретается один из самых необычных музыкантов с оригинальным мышлением и, самое главное, с собственным взглядом на музыку и исполнительство. Как заметил однажды знаменитый французский джазовый пианист Марсиаль Солаль, «профессионалов в мире полно, личностей – единицы.

– Для меня личность Крамера как джазмена впервые стала явью только на пятом курсе, – делится своей версией студенческих воспоминаний Михаил Аркадьев. – Более того, он был тогда единственным в Москве человеком, который, заканчивая сверхсложной академической программой, дипломную работу писал по джазу. И я помню шок, когда узнал, что многие воспротивились этому – настолько, что, казалось, защититься невозможно. Я тогда специально пришёл поддержать Даню и увидел, как он защищался. С таким хладнокровным блеском и точностью, что ему поставили «пять с плюсом», несмотря на жуткие рецензии и сопротивление некоторых членов комиссии. Это само по себе стало событием. И, собственно, именно с того момента мы и задружились по-настоящему – и человечески, и музыкантски. Уже тогда я понял, что Крамер – это нечто особенное. Он идёт своим путём, не имеющим аналогов нигде…

По словам Михаила Аркадьева, главное, что объединяет их с Даниилом Крамером, – это «свобода творчества, абсолютная современность и бесстрашие исполнительства». А всё остальное – лишь вспомогательные инструменты.

Оружие массового преображения

Для Даниила Крамера проект «Амадей плюс…» – это дополнительная возможность массовой пропаганды хорошей музыки. Как некий культурный щит на пути засилья попсы и «русского шансона».

– Я понимаю, что наша жизнь пирамидальна и без массовой культуры не обойтись, – признаётся Даниил Крамер. – Мы не можем сидеть среди обоев Леонардо да Винчи на стульях работы Бенвенуто Челлини – не получится, тогда мы потеряем критерий шедевра. Ширпотреб и пошлость были всегда, но во всём должна быть мера. И именно культура в каждом из нас воспитывает это чувство меры и вкус. А вкус создаёт защиту: культурными людьми труднее управлять, их сложно обмануть…

Даниил Крамер уверен, что культура – это «страшное оружие». Его можно использовать и на благо нации, и для её уничтожения.

– Человечество создано как комплексное, гармоничное существо, – считает музыкант. – И разрушение или недостаток культуры ведут к катастрофическим последствиям в экономике, обороне, науке. В то время как культурная ориентированность даёт ощущение нации – это то, чего катастрофически не хватает нашей стране. Цивилизация вообще начинается с двух основных понятий и одного дополнительного: культура, вера и язык. И разрушение любого из них означает крушение самих основ цивилизации. Достаточно вспомнить историю Древнего Рима. Его гибель началась именно с лозунга «Хлеба и зрелищ!». Процесс был долгим, 400 лет, но он неизбежно привёл к краху могущественной когда-то империи.

В качестве «примера для подражания» был рассмотрена история Японии, совершившей настоящее экономическое чудо после разрухи Второй мировой войны.

– Экономическое чудо Японии заключалось в том, что они все деньги бросили в культуру и образование, – продолжает Даниил Крамер. – А это позволило увеличить интеллектуальный уровень людей и, как следствие, привело к небывалому экономическому росту. Я никогда не мог понять, каким образом соната Бетховена меняет интеллект ребёнка, но то, что меняет кардинально, – это факт. Эйнштейн не зря играл на скрипке, и для него это было не шуточным увлечением. Я общался с огромным количеством учёных с мировыми именами, которые просто неспособны работать без искусства. И не раз выступал на симпозиумах, где мне, выражаясь вульгарно, было стрёмно выходить на сцену во втором отделении, после того как в первом звезда ядерной физики из ФРГ так играл Баха на виолончели, что у меня просто отвисла челюсть. Человек так устроен: то, что у него не работает, постепенно отмирает. И это касается не только тела, но и души…

Фото: Смоленская филармония

Ольга Суркова

«Опричника» Валентина Серова в Смоленске можно увидеть до конца декабря
Город, которого нет. На фотовыставке в КВЦ имени Тенишевых можно увидеть Смоленск конца XIX века

Rambler's Top100