Театральный сезон в Смоленске открыли премьерой
Культура

Театральный сезон в Смоленске открыли премьерой

18 октября 2018 года в 15:02
134

В Смоленском драматическом театре состоялась премьера спектакля «Камелии для дамы» по мотивам романа Дюма-сына «Дама с камелиями». Это история о настоящей любви и страсти, которую принесли в жертву ради денег и социального положения.

Предвоенный Париж

Известный всем сюжет Александра Дюма перенесён автором пьесы Романом Перельштейном в конец 30-х годов ХХ века. Предвоенный Париж. Роскошный отель «Риц». Здесь обитают представители высшего общества французской столицы и её гости. В «Рице» снимает апартаменты очаровательная куртизанка Маргарита Готье. Маргарита знакомится с молодым французским дипломатом Арманом Нуари и влюбляется в него. Любовь взаимна, чувства молодых – сложны и болезненны, так как куртизанка влюбляется в того, с кем не может по социальному статусу связать свою жизнь.

В сюжет пьесы вплетены не только любовные страсти и сложные отношения, но и страсти шпионские. Куртизанка любит дипломата, а его отец – полковник, служащий в разведке, – пытается её завербовать. В общем, запутанный клубок загадок и интриг.

Великолепная музыка Джузеппе Верди из знаменитой оперы «Травиата» сопровождает всё действие, предавая ему более эмоциональную окраску. К этому ещё стоит добавить шикарные декорации и костюмы. В цветовой гамме спектакля превалируют золотой, красный, чёрный и белый.

«Камелии для дамы» на смоленской сцене поставил Борис БЛАНК – президент Гильдии художников кино и телевидения, Союза кинематографистов России, главный художник Театра киноактёра, народный художник РСФСР.

Бланк – не только режиссёр постановки, но и художник, и автор идеи спектакля. Об этом он рассказал корреспонденту «Смоленской газеты» после того, как премьера состоялась.

Борис Лейбович, чья это была идея – перенести сюжет Александра Дюма в первую половину ХХ века?

– Идеи, которые я ставлю не только как художник, но и как режиссёр, – мои. Потому что я ставлю только то, что у меня зреет, что меня держит, чего я хочу и чего добиваюсь. Конечно, идея моя, но Роман Перельштейн – замечательный сценарист, мы с ним и раньше работали, но над сценарием фильма. А сейчас я попытался  ввести его в драматургию театральную. Сценаристы, как правило, не могут писать пьесы. Вот драматурги театральные могут писать сценарий, а сценаристы, которые пишут для фильмов, не могут писать для театра, это как бы другая ипостась. А он всё-таки сделал пьесу. Не могу сказать, что легко пришлось, но с Романом мне приятно работать. Он очень порядочный и талантливый человек. И хотя идея и даже структура сюжета мои, но я себя на афише не выставляю. Потому что считаю – это детище Романа. Для театра – его первое детище, но верю, что оно будет не последним.

Прощание с Европой

Музыку  Джузеппе Верди тоже вы выбирали?

– От музыки-то и пошла идея. Я обожаю Верди. Я давно хотел поставить спектакль на музыку Верди, от начала и до конца. Без единой паузы, без единого междометия, я бы так вот сказал. И смоленский театр пошёл мне навстречу. Я сначала думал «Риголетто», но «Риголетто» сложновато, а вот «Травиата» как раз легла. А перенёс я «Даму с камелиями» в 30-е годы прошлого столетия по одной причине – я сделал это последней романтической историей Европы. Началась война, и после ужасов той войны Европа уже не пришла в себя и не придёт никогда. Поэтому второе название спектакля – «Прощание с Европой». Это прощание с последней романтической историей Европы.

– А почему шпионаж? Это некая часть интриги, создающая ощущение того времени перед началом войны? Никто никому не доверяет?

– Да, и отель «Риц» – осиное гнездо всего: и деятелей культуры, и богемы, и агентов разных разведок. Это вот такое всё бурлящее. Причём время лихорадочное, когда, что называется, прожигали жизнь, как бы подспудно чувствуя, что идёт «пир во время чумы». И они хотят насладиться этим пиром, пытаясь не обращать внимание и стараясь отодвинуть себя от того ужаса, который надвигался… Да, это последняя романтическая история, и я хотел, чтобы она была безумно красива и сентиментальна.

«Я их всех люблю»

– Премьера состоялась. Она оправдала ваши надежды?

– Театр сделал очень много, и даже больше того. Театр понимал то, что я хочу, даже лучше, чем я сам это понимал. Например – декорации. Руководство пошло на затраты, потому что мы совпали. Правда, я всё-таки в этом театре работал 35 лет назад, начинал здесь. Потом были перерывы, а затем я ставил здесь. Театр для меня родной. И я благодарен коллективу и актёрам. Это – хорошие артисты. Я бы сказал так: я их всех люблю. 

Фото: Алексей КУРЦЕВ

Ольга Курцева

В пространстве живописной России
Художественная жизнь Смоленска в лицах

Rambler's Top100