Эдуард Хиль – младший: «Я рос в любви, которую мне подарил дедушка…»
Культура

Эдуард Хиль – младший: «Я рос в любви, которую мне подарил дедушка…»

7 сентября 2018 года в 13:08
566

4 сентября 1934 года в Смоленске родился Эдуард Хиль, ставший впоследствии знаменитым эстрадным певцом. Впрочем, не думаю, что имя всенародно любимого артиста требует дополнительных представлений. Вряд ли кто-то может не вспомнить этого бесконечно обаятельного человека с солнечной улыбкой…

Внук Эдуарда Анатольевича – тоже Эдуард Хиль. Уже не смолянин – петербуржец. От дедушки унаследовал не только громкую фамилию, но и фирменную улыбку. И желание петь. Собственно, благодаря последнему мы и встретились: Эдуард приехал в Смоленск для участия в международном фестивале «Красная гвоздика». Кстати, песня «На взлёт», с которой он стал лауреатом, – тоже из репертуара дедушки…

По музыкальной дорожке

– Мальчика назвали Эдуардом Хилем в честь легендарного дедушки. Это предопределило вашу судьбу или никто в семье особенно не настаивал на том, чтобы вы пели?

– Никто никогда об этом не говорил – всё само получилось. Как будто какая-то дорожка уже была выложена, и ты просто идёшь по ней, не задумываясь.

– А когда вы сами осознали, что можете продолжить музыкальную династию?

– Думаю, когда в первый раз вышел с дедушкой на сцену. Мне тогда было лет семь, и мы пели детскую песенку «Я капитаном стать хочу». У нас даже был клип такой. Мы снимались в Кронштадте, оба в морских головных уборах, в окружении соответствующей атрибутики: компасы, трапы, корабли – интересно получилось.

Именно тогда я понял, что мне нравится петь и что, возможно, став взрослым, продолжу дело дедушки.

– Эдик, вы на дедушку и внешне похожи, и поёте его песни – понятно, что сравнения неизбежны. Вам это не мешает?

– Нисколько. Как это вообще может мешать?

– Ну, например, ваш отец в своё время даже взял себе псевдоним «Лихов»…

– Папа, видимо, просто хотел отделить себя от дедушкиной славы, потому что он сам действительно очень хороший музыкант и композитор. А мне такого композиторского дара не дано – я только пою. Поэтому фамилия Хиль мне нисколько не мешает – наоборот, помогает. Конечно, есть определённая ответственность перед таким именем – дедушку никак нельзя опозорить…

Вне времени

– Песни, которые исполнял Эдуард Хиль, гармонично вписывались в ту эпоху. Вы – человек не просто другого поколения, а родившийся и живущий, по сути, в совершенно другой стране. Насколько эти песни близки лично вам?

– Я слышу эти песни с детства и, честно говоря, других для себя просто не представляю. Напротив – многие современные хиты мне совсем не близки.

Более того, я вижу, что песни из дедушкиного репертуара нужны и зрителям. Люди действительно истосковались по хорошей, душевной музыке. И не только люди в возрасте, но и молодёжь, мои ровесники. Особенно это касается песен на военную тему. Когда они звучат 9 Мая или в День снятия блокады, многие плачут. Значит, это их трогает. Значит, это то, что им необходимо. И вообще, мне кажется, что эти песни вне времени – они бессмертны.

– Вы уже задумываетесь о дальнейшей карьере?

– Нет пока. Я, конечно, хочу, чтобы моя творческая судьба была в чём-то похожа на дедушкину, но понимаю, что это очень сложно, потому что он всё-таки неповторим…

– Но, может быть, не стоит так уж ему подражать…

– Стоит. Я же вижу, что публике это нужно. Другое дело, что речь не только о репертуаре, но и об имидже, харизме и той дедушкиной улыбке, которую он всем дарил…

В мажоре

– Эдик, а вы сами каким запомнили дедушку?

– Очень близким и родным. Он всегда тепло относился к семье, она была для него на первом месте, и только потом – творчество.

Естественно, когда я родился, дедушка всё время был рядом. Мы жили в одной квартире, а летом на даче. И мне была подарена такая его любовь безмерная! Я рос в этой любви, за что ему очень благодарен.

– Мне кажется, что он был очень солнечным человеком…

– Да. Во-первых, эта его улыбка невероятная. А во-вторых, даже те песни, которые написаны в миноре, в исполнении дедушки звучали совсем не грустно – как мажорные.

Он вообще был очень весёлым человеком. Любил анекдоты, шутки, хохмы. Постоянно рассказывал какие-то истории из жизни.

– Например?

– Ой, я так сразу и не вспомню…

– А вы папину книгу о дедушке прочитали?

– Пролистал. Но я, можно сказать, принимал участие в её создании. Папа каждую главу читал нам сразу, как напишет. Так что я эту книгу прослушал. Но теперь надо будет уже внимательнее её прочитать.

«Дальний родственник»

– Какие-то профессиональные советы дедушка вам давал?

– К сожалению, не успел. Он ушёл, когда мне исполнилось пятнадцать – у меня как раз закончилась ломка голоса, и можно было начинать учиться петь. Конечно, дедушкины советы очень бы пригодились…

– А по жизни – не в профессии?

– Нет, дедушка никого не любил поучать. Он просто всегда был тем человеком, на которого мне хотелось быть похожим. Я понимал, что если все вокруг так хорошо к нему относятся, значит, он всё делает правильно и надо поступать так же.

К нему ведь постоянно на улице подходили, стоило нам только выйти погулять. И дедушка поначалу всегда отшучивался. «Ой, вы же Хиль!» – говорили ему. «А кто это?» – играл непонимание дедушка. «Певец известный – вы очень на него похожи» – «Ну, возможно, я его дальний родственник»…

– Вас маленького это не удивляло?

– Нет, я воспринимал всё как должное. И мне нравилось то, что дедушка шутит – рядом с ним всегда было весело. Я и сам очень люблю юмор…

А узнавали дедушку постоянно. И не всегда можно было отшутиться – некоторые настойчиво стояли на своём, требуя автограф или фото.

– Сам Эдуард Анатольевич как к такой всенародной славе относился?

– Очень спокойно. Он никогда не «звездил» – был очень скромен. Даже когда его «Трололо» прогремело на весь мир. Кстати, самому дедушке была непонятна такая запоздалая мировая известность вокализа, который он спел очень давно. Поэтому он особо серьёзно к этому не относился.

Не надо песен

– Эдик, вы сейчас в Смоленске…

– …На родине дедушки…

– Вы впервые здесь?

– Да. И мне очень интересно побывать здесь, посмотреть на родные места дедушки, увидеть школу его имени.

Вообще, дедушка особенно много о Смоленске не говорил – он же уехал отсюда в Петербург достаточно рано. И уже там обосновался: учёба, работа, семья… К тому же его мама тоже отсюда переехала в Москву – так что в Смоленске у него ничего не осталось, кроме родной земли.

– У вас дома во время семейных праздников принято петь?

– Нет. Дедушка очень много работал – ему дома уж точно не до песен было. Папе тоже на сцене музыки хватало. Ну а у меня вообще была двойная доза всего этого: и выступления, и учёба в музыкальной школе… Так что у нас дома принято отдыхать от всего этого.

– Но музыку-то вы слушаете?

– Да, записи дедушки. И ещё джаз, любовь к которому привил мне папа…

Кстати 

15 ноября Эдуард Хиль – младший вновь будет петь в Смоленске. Уже на сцене областной филармонии – как участник концерта народного артиста России композитора Александра Морозова, который пройдёт в рамках юбилейного тура, посвящённого 70-летию маэстро.

– Мы выступаем в Смоленске практически ежегодно, – говорит супруга и продюсер Александра Сергеевича Марина ПАРУСНИКОВА. – У нас здесь есть свой клуб поклонников музыки Александра Морозова. И стало уже традицией, что на таких концертах всегда с нами кто-то из молодых исполнителей. В этом году мы пригласили Эдуарда Хиля.

Вообще, очень интересно получается. Эдик стал лауреатом фестиваля «Красная гвоздика», который проходил в августе в Смоленске, выступив с песней Александра Морозова «На взлёт». А в 1972 году на «Песне года» её впервые исполнил Эдуард Анатольевич Хиль, представив телезрителям молодого композитора, которому было почти столько же лет, сколько сейчас Эдуарду Хилю – младшему. Получается такая историческая цепочка – некий виток жизни…

Фото: из семейного архива Эдуарда Хиля

Ольга Суркова

Гран-при «Золотого Феникса» достался фильму «Салют-7»
«Подготовка кадров для культуры Смоленской области – стратегический вопрос развития отрасли»

Rambler's Top100