Культура

Белла Ахмадулина: Я жила на белом свете

1 декабря 2010 года в 13:22
1308

Вечер понедельника омрачился скорбной вестью из Переделкина – завершился земной путь Беллы (Изабеллы) Ахатовны Ахмадулиной. И даже в сочетании имён собственных – музыка, присущая всем её стихам.
Из великих шестидесятников (Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Роберт Рождественский), ворвавшихся в советскую литературу и перевернувших представление о роли поэзии в обществе, у неё был самый тихий голос – по звучанию, но не по воздействию.
Классический слог, светлые идеалы, отсутствие пафоса, завораживающая манера чтения, зоркий ум, сердечность, красота, обаяние, утончённость и возвышенность облика – в юности, в молодости, в зрелости. Достойно прожитые годы. Незапятнанная репутация.
Раннее осознание своего предназначения – будто врождённое мастерство.
«Избранник мой, читатель! Я не знаю твоего имени, но ты – именно тот, кто понимает, о чём речь, именно к тебе обращена эта книга – где-нибудь да возьмёшь её…», – писала пятидесятилетняя Б. Ахмадулина в августе 1987-го в предисловии к «Избранному», изданному «Советским писателем» в 1988 году стотысячным – немыслимым сейчас! – тиражом. Открывает книгу стихотворение юного автора, поражающее глубиной содержания и безупречностью формы.
В двадцать три года Белла Ахмадулина закончила Литературный институт имени А.М. Горького, в двадцать пять выпустила первую книгу «Струна» и стала членом Союза писателей СССР. Удостоена государственных наград, лауреат многих премий.
Внешне благополучная творческая судьба, которая вместила исключение из Литинститута за неучастие в травле Бориса Пастернака, публикации в эмигрантских журналах с последствиями в виде возрастающей жёсткой цензуры.
«Я жила на белом свете и старалась быть лучше» – это из того же предисловия. Быть лучше старались и стараются читатели Беллы Ахмадулиной, уверена: так будет всегда.

В Смоленске открылась выставка \"Палитра года\"
Смоленский художник Пётр Фишман отметил юбилей

Rambler's Top100