Культура

Ромео и Джульетта на японский лад

10 ноября 2010 года в 16:17
2094

Впервые на сцене Смоленской филармонии была исполнена поставленная российско-японским центром музыкальной культуры при Московской консерватории имени П.И. Чайковского опера современного композитора Иссэя Цукамото «О-Нацу».
В спектакле участвовали лауреаты всероссийских и международных конкурсов, солисты московских оперных театров, концертный хор МГПУ им. Ипполитова-Иванова, ансамбль европейских и японских инструментов, школа икебаны Натальи Фатеевой «Согецу». Художественный руководитель и дирижёр спектакля - Александр Соловьёв. Режиссёр-постановщик - Светлана Григоруца. Руководитель проекта – Маргарита Каратыгина.
Спектакль - юбилейный. В ноябре 2005 года в Рахманиновском зале Московской консерватории состоялась российская премьера оперы. За прошедшие пять лет ей рукоплескала публика Москвы, Рязани, Санкт-Петербурга, Пскова, Великого Новгорода, Тулы и нескольких городов Японии.
Яркая национальная опера на трагический любовный сюжет исполнялась на японском языке. Её либретто основано на романе «О-Нацу и Сэйдзюро» известного драматурга Т. Мондзаэмона (1653-1724). Консультантом постановки является «золотой голос Японии» - солистка токийского оперного театра «Никкикай» Хитоми Сомата.
Голоса солистов прекрасно оттенялись сопровождением инструментального ансамбля. Светлые виртуозные пассажи флейты - европейской и японской сякухати - поражали поэтичностью и блеском звучания. Органично и естественно справились с ведущими партиями лауреат Всероссийского конкурса Bella Voce Ольга Веселова (сопрано) и Лев Красовицкий (тенор). Вот как молодые артисты ответили на вопросы «СГ».
- Вы играете роль японской Джульетты - дочери богатого купца, прекрасной О-Нацу, полюбившей приказчика Сэйдзюро. Трудно было овладеть японской вокальной и пластической манерой сценического бытия?
Ольга Веселова:
- Для меня главное – чувства, которые несёт эта удивительная опера. В старинном сюжете есть всё: радость и счастье любви, кража и убийство, преступление и наказание, горе и тоска от потери любимого, уход в монастырь. Мне хотелось понять, как именно музыка, жесты и движения могут выразить эмоции японской девушки. Здесь надо сказать спасибо солистке Токийского оперного театра Хитоми Сомата, которая всем нам помогала своими дельными советами.
- Как вам, солисту столичного музыкального театра имени Натальи Сац, работалось над партией Сэйдзюро?
Лев Красовицкий:
- Конечно, изначально исполнение партии в опере японского композитора на языке оригинала требовало огромной подготовки. Приходилось много работать над японским языком. Выучить роли нам помогла консультант постановки Хитоми Сомата. Арии запоминались легче, чем текст, не положенный на музыку, который я просто учил наизусть. Помогала и сама музыка.
В беседу вступает Светлана Григоруца. Её работу над постановкой оперы можно охарактеризовать двумя словами: изысканная простота. Простота, которая скрывает в себе фантазию и безупречный вкус.
- У меня, как у режиссёра-постановщика и сценографа, сразу возникла проблема: как адаптировать оперу для зрителей России? Мы не делаем полную реставрацию быта Японии того времени. Либретто основано на пьесе театра дзёрури драматурга Тикамацу Мондзаэмона, первая постановка которой состоялась в 1709 году. Мы ввели роль девочки, которая рассказывает на русском языке о том, что происходит на сцене. Это 12-летняя ирландка Софи Конвэй, которая учится в театральной общеобразовательной школе в Москве и одинаково легко говорит по-русски и по-английски.
Благодарность смолянам высказал дирижёр спектакля Александр Соловьёв:
- Спасибо за то, что публика так тепло принимала оперу! Дорогого стоит то, как нас слушали смоляне - не было слышно ни единого шороха, я буквально спиной ощущал зал, его напряжение.

Пластические эксперименты живописца Владимира Коробова
«Кукольный дом» Светланы Долгиной

Rambler's Top100