Культура

Чехов, неюбилейное. Продолжение

13 февраля 2010 года в 17:05
1997

Мы продолжаем дискуссию, вызванную нашей публикацией "Чехов, Зощенко и найденное письмо". Её, а также отзывы читателей смотрите здесь >>>

Конечно, публично признаться в нелюбви к Чехову – не самый благоразумный поступок. Тем не менее, мотивированная нелюбовь гораздо интереснее для читающей публики и способствует популяризации классики гораздо больше, нежели унылые хрестоматийные восторги, а также адепты, не терпящие никакого возражения и даже сомнения.
Да, я не поклонник рассказов Чехова и прекрасно без них обхожусь. Более того, чем старше становлюсь, тем больше убеждаюсь в правильности моего выбора – Чехов не любил людей. Видел их насквозь – и не любил. Не понимаю, почему я должен спрятать своё мнение куда подальше.
Умный читатель, столкнувшись с высказыванием «против», как минимум заинтересуется темой. Своим недовольством я положил начало дискуссии, и мнение глубокомысленного N здесь только потому, что сработала моя публикация (не сочтите за нескромность).
Я не призываю вас не любить Чехова, я просто удивляюсь тому, что моя нелюбовь вызывает такую истерическую реакцию – вон как разошёлся некий Tecton.
Моим собеседникам как-то негде разбежаться, кроме как анализировать имя-отчество названных мною классиков. Забавно, что на меня набросились как раз за то, что на меня произвело большое впечатление – найденное письмо А.П.Ч. К слову, вы его видели по ТВ? Оно очень похоже на грамотку – такое же маленькое. И в этом слове нет ничего оскорбительного, дорогие лингвисты!
Ещё интересно, что никто из оппонентов не схватился за кинематографический отсыл моего исходного «сочинения». Неужели убедил?! Вглядитесь в киноряды героев Чехова – да это просто парад уродов!.. «СВАДЬБА»!.. А фильм с Ильинским во всех ролях чего стоит?! Да-да, и герои «Медведя» – тоже: дубоголовый отставной пьяница-военный и одинокая истеричка. В «Юбилее» ещё хлеще: безумная жена, безумная гостья, безумный служащий, которому негде уединиться (это в огромном-то банке, накануне праздника, то есть когда никто не работает и все помещения пустуют…) В финале этой шутки её героями закатывается грандиозная истерика. Мне не смешно, мне – дико.
Перед нами маски. Вы по ним соскучились? Я – нет. Мне, знаете, как-то хочется почитать о борениях души человеческой, о преодолении навязанных условий бытия, о поисках Бога, о Чуде, а не о пережитках частнособственнических инстинктов в одном отдельно взятом имении. У меня нет возможности размениваться на чтение классических сказок.
Думаю, что Антон Павлович не пережил своего времени. Он – бытописатель предреволюционной России. В его книгах нет энциклопедии духа, только – проза жизни.
И не надо мне говорить, что отсутствие идеалов – это доблесть.
Мир Чехова – это неверные жёны, карьеристы, тупицы, лизоблюды, недотёпы. Возьмите любую книгу Чехова, откройте на любой странице: мелкие людишки. (Не спешите выдёргивать эту цитату из моего контекста.) Наверное, можно написать не одну диссертацию, выясняя, почему Чехов боялся вывести Героя. Для доктора Чехова нет загадки в человеческой природе. Он – материалист (неужели не замечали?). Как сказал один поэт, вы мне покажите достоинство человека!.. В ранних произведениях Чехова этого достоинства нет, да и в поздних – не разбежишься.
Послушайте, если у писателя такие скверные герои, что ими «новые» люди с большим успехом попрекали прежнее общество – может, и он несёт за это какую-то ответственность, не только публика и режиссёры?!
Насчёт чахотки. Туберкулёз – болезнь социальная. Сейчас ею болеют у нас в основном в тюрьмах. Согласитесь, не от хорошей жизни и не от правильного образа мыслей. Я как-то по молодости лежал несколько раз в туберкулёзных лечебницах и имел продолжительные разговоры со врачами: как же вы работаете и не заболеваете? Ответ был простой: для болезни важна предрасположенность. Розовощёкого оптимиста не свалит никакой туберкулёз. Уверенный в себе человек неуязвим для страшных болезней. Почти все они начинаются с депрессии, опустошённости, безверия. Не мне вам объяснять, что всё это связано напрямую с разочарованием в жизни, отсутствием идеалов, мизантропией и т.п. Мне тут предлагают зайти на самодельный сайт «Википедия» почитать что-то про Толстого. Знаете, я отвечу на этот замечательный совет другой ссылкой: углубитесь в свидетельства последних лет Антона Павловича, почитайте про его мнительность, истерики, сцены, которые он устраивал домашним… Утверждать, что умирают от чахотки, а не от безверия – это и есть материализм, которым отличался сам Чехов.
Мы имеем дело с мифом про доброго доктора, при этом игнорируем некие качества, например, гигантский рост, которые из этого образа вываливаются. Этот миф уютен, он вызывает симпатию. Но сам Чехов – несколько другой. Да и сочинения его не так уж добры, как принято считать.
Извините, если я причинил кому-то боль своими наблюдениями.

Читальный зал открыт!
Очень скромное \"Очарование зла\"

Rambler's Top100