Как встречал Новый год Пржевальский
Культура

Как встречал Новый год Пржевальский

10 января 2013 года в 12:02
1437

Как и подобает учёному и путешественнику – не за праздничным столом, а в экспедициях. В убогих и грязных китайских фанзах, в пустыне нагорного Тибета и горах Алтынтага, где самым богатым угощением порой были чёрствые лепёшки, приготовленные из муки и масла.

Уссурийский край

Декабрь 1867 год. Морозы стояли от -23 до -27 градусов. Пржевальский с Николаем Ягуновым (товарищ и постоянный спутник Николая Михайловича. - Прим. авт.) усталые, в изношенных сапогах, в лохмотьях от гавани святой Ольги проходят перевал через хребет Сихоте-Алинь в долину реки Лифудин. На всём 80-вёрстном пути не было ни одного жило¬го места, и эти четыре дня пути оказались самыми трудными из всей экспе¬диции: ночевали в снегу, воды не было.

Николай Михайлович спешил встре¬тить Новый год на телеграфной станции Бельцовой, но не удалось: сильная метель занесла тропинку, и Пржевальский вынужден был остановиться и встречать Новый год в грязной, убогой фанзе (тип традиционного жилища в Китае, Корее и некоторых других странах. – Прим.авт.) В дневнике Пржевальский сделал запись: «И здесь, в этой фанзе, среди грубых и невежественных манз (так называли китайцев. – Прим.авт.), пришлось мне встречать Новый год, и встре¬тить его, даже не имея хлеба и ничего кроме нескольких фунтов буды (про¬са). Зато остановка была такая оригинальная, какая может встретиться только разве в кочевой жизни путешественника...

Теперь же, когда я пишу эти строки, кругом меня десятка полтора грубых, грязных и отвратительных манз, которые обсели и обступили кругом и бессмысленно смотрят, как я пишу...

Во многих местах вспомнят обо мне сегодня в Европе и, самое вер¬ное, не скажет, где я теперь нахожусь. Этих мест, куда я забрался, не знает и сам дьявол... Мир вам, мои добрые родные и друзья!».

Первая Центрально-азиатская экспедиция

Два с половиной месяца пробыли путешественники в пустынях нагорного Тибета с 23 ноября 1872 по 10 февраля 1873 года – это был самый трудный период. Зима стояла морозная с частыми бурями: пыль, песок и мелкие камешки неслись в воздухе словно снег в сильную метель. Невозможно открыть глаза, трудно дышать.

Приближался новый 1873 год. В дневнике Пржевальский сделал запись: «Ещё ни разу в жизни не приходилось встречать Новый год в такой абсолютной пустыне как та, в которой мы ныне находимся. И как бы в гармонии ко всей обстановке у нас не осталось решительно никаких запасов, кроме поганой дзамбы (лепёшки, приготовленные из муки и масла) и небольшого количества муки. Лишения страшные, но их необходимо переносить во имя великой экспедиции. Да хватит ли нам сил и воли окончить вполне это славное дело – вот лучшее пожелание, которое мы приносим себе на Новый год…».

Лобнорская экспедиция

Ноябрь-декабрь 1876 года. Пржевальский прово¬дит исследование хребта Алтынтаг, открытого им ещё во время преды¬дущей Монгольской экспедиции. В течение 40 дней путешественники про¬шли у подножия Алтынтага 500 верст. На огромной высоте, сре¬ди бесплодной местности они больше всего страдали от морозов, доходив¬ших до -27 градусов, отсутствия воды и недостатка топлива. Путешественники не умывались по целой неделе и их одежда, казалось, насквозь пропиталась пылью.

В таких условиях в горах Алтынтага «семья» (так называл Николай Михайлович своих спутников) встречала Новый 1877 год. В дневнике Пржевальский записал: «Сегодня вспомнят обо мне в Отрадном и в Смоленске. Хотя бы во сне увидеть близких сердцу». Путешественники недолго вспо¬минали свой дом, родных и уставшие пораньше улеглись спать. Следующим утром экспедиционный отряд отправился дальше…

Первое Тибетское путешествие

Путь по Тибету с самого начала был труден: каждый день шёл снег. В ясный день при ярком солнце снег блестел невыносимо, что вызвало заболе¬вание глаз у людей и животных. К тому же Пржевальскому пришлось выгнать проводника, который не знал дороги.

Николай Михайлович со своим отрядом остался в пустыне Северного Тибе¬та, окружённый дикой суровой природой. Ни души, ни жилья на сотни вёрст вокруг. Но счастье не изменило Пржевальскому, он сам вывел отряд на караванную дорогу. Пройдя очень длинный путь, отряд возвращался в Цай-дам.

Новый 1880 год Пржевальский встретил на северной окраине хребта Думбаре «в дали дальней от цивилизованного мира» и по соседству с дикими яками, оронго и хуланами. «Притом, - записал Пржевальский в дневнике, - сегодня ровно половина (по времени) нашего путешествия: 10 месяцев тому назад мы приехали в Засан; десять же месяцев остается, по вероятному рас¬чёту, до возвращения нашего в Кяхту. Дай Бог, чтобы и наступающая вторая половина путешествия прошла также благополучно и продуктивно для нау¬ки, как первая. Тогда со спокойной совестью, как и теперь, я оглянусь назад, зная, что ещё один год своей жизни прошёл не даром...».

В честь Нового года Пржевальский дал казакам по полуимпериалу, а научной состав лакомился вареньем и засахаренными фруктами, которые были предназначены в подарок далай-ламе.

Отметив Новый год, путешественники вышли к реке Найджин-гол, там встретили монголов и купили у них дзамбы, масла, молока, несколько баранов и домашнего яка. Здесь путешественники отдохнули, привели себя в порядок, и на следующий день караван отправился в дальнейший путь.

Как встречал Новый год Пржевальский

Новогодняя афиша Смоленской филармонии
Губернатор Смоленской области поддержит съёмки фильма «Ёлки-3»

Rambler's Top100