Сельское хозяйство

Урожай отличный! А как продать?

25 октября 2011 года в 15:12
4024

Алина ГАВРИЧЕНКОВА – председатель Смоленской областной ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств «Содействие», участвовала в предварительном региональном голосовании Общероссийского народного фронта и по его итогам вошла в десятку лидеров.
О проблемах, которые волнуют всех аграриев, она говорила на праймериз. О них же и наш сегодняшний разговор.

Ограничить произвол перекупщиков
– Прошлым летом Смоленщина сильно пострадала от засухи, в этом году погода крестьянам благоприятствовала. Как это сказалось на урожае?
– Картофеля собрали по 250 центнеров с гектара. Даже частники, которые сажали одно-два ведра минимум, накопали один к восьми. Примерно то же и с другими культурами. Но если выращивать мы научились, то с реализацией дело обстоит гораздо хуже. В прошлом году урожай был меньше, но цена выше, и за счёт этого большинство фермеров не проиграло.
Урожай хороший не только на Смоленщине. На это наложился обвал белорусского рубля: оптовая цена на картошку в соседнем государстве в переводе на наши деньги – 4 рубля. Этот год для нас будет ещё тяжелее, чем прошлый. Почти у всех фермеров кредиты, и немалые. Надеялись на урожай, и он есть. Но продать его невозможно. Крупным предприятиям тоже нелегко. Знаю, Пригорская птицефабрика затоварена. Отпускную цену там снизили до 20 рублей за десяток (при магазинной около 35 рублей), и яйцо всё равно не идёт. А там размер кредитов другой – это большое предприятие, на котором недавно провели модернизацию производства.
И если в прошлом году у фермеров были заключены договоры на тысячу тонн, то в этом году ещё нет ничего. Остаётся выходить напрямую на население, благо выделили в этом году площадки под торговлю с машин. А сколько можно продать, даже если будем выезжать каждый день? Люди сейчас уже не берут столько, как раньше. Ну, предположим, буду я торговать весь месяц. Продам максимально 200 тонн (по 7-8 в день). А куда остальное? Не знаю.
– Такая ценовая ситуация по всей России?
– По моей информации, такой расклад в Центральном районе – Тула, Калуга, Смоленск, Брянск. На выставке «Агрорусь» в Санкт-Петербурге разговаривала с представителями южных регионов, Татарстана. Там меньше 10 рублей оптовой цены на картофель не было. Для них это хорошо, хотя намного ниже, чем в прошлом году.
Нужна система госзаказа
– Какой ждёте помощи от властей?
– Нужно ограничить произвол перекупщиков. Сейчас принимать участие в конкурсах, аукционах может любой предприниматель, необязательно производитель. Есть масса бизнесменов, которые только перекупают и перепродают. Они не несут практически вообще никаких затрат: телефон, стол, ручка – больше ничего для этого не нужно. Закупил у белорусов картофель по 4 рубля, на конкурсе предложил по 6, разницу – в карман. Неплохая рентабельность! Хотелось бы, конечно, чтобы региональный бюджет работал в первую очередь с производителями. Мы обращались по этому поводу в Администрацию области.
– Но как же пресловутый 94-й закон?
– Совместно с Департаментом сельского хозяйства мы написали несколько писем на имя первого заместителя Губернатора Михаила Куркова. Просим через областную Думу внести законодательную инициативу в российский парламент, чтобы в конкурсах, аукционах имели преимущество сельхозтоваропроизводители, хотя бы когда речь идёт о такой продукци, как овощи и т.п. Конечно, нас бы выручило такое изменение в этом законе. Наши бюджетные учреждения покупают много сельхозпродукции. Одно только Управление исполнения наказаний закладывает тысячу тонн картофеля для тюрем, которые находятся на территории области. Ещё есть СОКБ, областная психиатрическая больница в Гедеоновке, где нужно кормить тысячу и более человек, другие учреждения, которые мы раньше обеспечивали овощами, и все были довольны.
Но и по 94-му закону мелкие бюджетные учреждения могут покупать без конкурсов и аукционов на сумму до 100 тысяч рублей в квартал, заключать договоры напрямую. Это касается, в частности, детских садов, которых только в Смоленске 72. При прошлогодних высоких ценах даже самый большой садик брал сельхозпродукции на 150-170 тысяч. В этом году всё дешевле раза в два: картошка, думаю, до Нового года дороже 8 рублей не будет, капуста и того меньше, свёкла, морковь – в пределах 10 рублей, лук – 12-14 рублей. Это цена, по которой мы можем работать с бюджетом. Если бы нам пошли в этом вопросе на уступки, появилась бы отдушина.
К тому же несколько крупных учреждений Департамента по соцразвитию с 1 января на конкурсы, аукционы не выставляются вообще. Они получили право напрямую заключать договоры. В двух километрах от моего хозяйства – Жуковский дом-интернат. Я с ним работала на протяжении многих лет, он брал по 80 тонн только картофеля, не считая других овощей…
– Наверное, если бы эти учреждения получили от областной власти ЦУ поддержать смоленского сельхозпроизводителя, фермерам было бы легче.
– И мы так думаем. А в идеале хотелось бы, чтобы ввели систему госзаказа и по ней брали бы процентов 30 продукции у фермеров. Была бы гарантия, что у тебя купят по нормальной цене, а ты не будешь стоять на рынке, по 2-3 килограмма продавать. Тогда бы и площади посевные значительно увеличились.
– Некоторое время назад был озвучен проект межрегионального распределительного центра, который аккумулировал бы продукцию Смоленской и соседних областей для отправки на столичный рынок…
– Эта тема как-то заглохла, а было бы хорошо. Мы бы увеличили площади, снизилась бы себестоимость. И даже при меньшей цене за счёт возросшего оборота остались бы в выигрыше.

Будущее – за кооперацией
– Как складываются отношения с крупными торговыми сетями?
– Сетевики у нас берут продукцию под реализацию, и то крайне неохотно. Морковь хороших сортов – по 10 рублей. А сколько она стоит в магазине? Если бы была чуть пониже торговая наценка, то и люди бы покупали лучше.
В августе фирма «МЕтро», которая открывает в Смоленске оптовый гипермаркет, собирала сельхозпроизводителей на совещание. Представляете, какие там условия? Им нужна стандартная картошка двух-трёх сортов, без пересортицы. Чтобы была мелкая упаковка от двух с половиной килограммов. Чтобы это всё было сложено, завёрнуто. Конечно, нам надо стремиться, чтобы это было, но пока до этого далеко. Я видела нечто подобное в Ленинградской области – там у хозяйств, которые работают с сетями напрямую, своя фасовка, упаковка, мойка. Понятно, что нам нужно к этому стремиться, но чтобы всё это появилось, требуются серьёзные вложения. Если бы у нас были свои специализированные хранилища, не приходилось бы сейчас сбрасывать всё по невыгодной цене.
– И?..
– Некоторые мои коллеги уже пошли по этому пути. В августе начали строить хранилище в КФХ Ирины Васильевой в Велижском районе. В этом году строит Козинский тепличный комбинат, 50 процентов затрат ему возвращает бюджет. Вице-губернатор Владимир Суржиков сказал, что такую поддержку могут получить и фермеры.
– А такой вариант: создать кооператив при ассоциации, чтобы на всех построить большое овощехранилище, у Губернатора попросить помощи...
– Это хранилище должно быть расположено так, чтобы было удобно всем: не везти же за 300 километров. Пусть их будет хотя бы два по области. Тут очень много нюансов. Всё начинается с земли. Задумываемся об этом.
А кооператив у нас есть – в 2008 году 27 крестьянско-фермерских хозяйств создали сельскохозяйственный потребительский снабженческо-сбытовой кооператив «Фермерский», через который реализуем свою продукцию, чтобы не каждому по отдельности выставляться на конкурсы, аукционы. Иначе бы от компьютера отойти нельзя было. Фермер – он же и директор, и тракторист, и всё в одном лице, бегать с бумажками некогда. А так сотрудник кооператива просматривает каждый день сайты госзакупок, оформляет заявки. Стараемся везде, где только можно, участвовать.
Однако сейчас нужно выходить на новый уровень. Об этом я говорила на съезде Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) в марта в Тамбове, выступая перед Владимиром Владимировичем Путиным. Мы готовы вкладывать в это свои деньги, но хотели бы, чтобы государство нам помогло. Весь АПК в Западной Европе основан на кооперативах. Сейчас Россия в ВТО собирается вступать. А мы по сравнению с европейскими сельхозтоваропроизводителями практически не защищены. В Германии в такие кооперативы входят и банки. Они кредитуют хозяйства и потом забирают даже не столько деньгами, сколько продукцией. Это очень удобно. Нам до этого очень далеко.
– Смоленску нужен специализированный сельскохозяйственный рынок, чтобы крестьяне могли круглый год, а не только в сезон привозить свою продукцию.
– Не могу с этим не согласиться. Сейчас идёт активная реклама нового гипермаркета, который хвалится доступностью цен. Так вот, я обратила внимание, что мясо и овощи на сельхозрынке, который сейчас работает на ул. Тенишевой, дешевле. К тому же всё это своё – натуральное, смоленское. Но загвоздка в том, что свободной земли, которую могли бы нам выделить, в городе нет. А то, что нам предлагали, нас совершенно не устраивает. Например, участок на выезде из Смоленска в сторону Печерска. Нужны огромные вложения, чтобы привести эту территорию в порядок. Пока это нереально. Но вопрос не снимается с повестки дня. Такой фермерский рынок нужен. И чтобы не как на Колхозке: вы понимаете, кто там торгует.

Опора деревни
– Насколько я понял, когда это возможно, областная Администрация идёт фермерам навстречу.
– Когда Сергей Владимирович Антуфьев стал Губернатором, крестьяне почувствовали, что они действительно нужны области. Такой помощи, как сейчас, мы никогда не получали. К нашим просьбам относятся очень внимательно. Например, в программу по субсидированию покупки техники первоначально не были включены КФХ. Мы обратились в Администрацию области, и программу скорректировали. Фермеры участвуют в ней наравне с крупными хозяйствами. Очень дорого стоят хорошие семена овощных культур. Помощь на их покупку раньше получали два хозяйства – Козинский тепличный комбинат и «Рыбковское». А в этом году – и крестьянско-фермерские хозяйства.
Благодаря поддержке Губернатора мы можем торговать не только по субботам – нам выделены хорошие места, о чём я уже говорила.
– Расскажите подробнее об ассоциации, которую вы возглавляете.
– По последней переписи, в регионе числилось около 700 крестьянско-фермерских хозяйств. На деле, конечно же, столько нет. И практически все крупные входят в ассоциацию «Содействие». У нас сейчас 120 членов. Потому что все понимают: объединившись, проще решать какие-то вопросы, по одному мы не выживем.
Как глава регионального объединения аграриев, я вхожу в президиум совета АККОР. Это позволяет мне принимать участие в мероприятиях российского уровня, меня хорошо знают в Министерстве сельского хозяйства. С вице-премьером Виктором Алексеевичем Зубковым, который в Правительстве курирует АПК, встречаемся раз в квартал.
В августе, во время выставки «Агрорусь» в Санкт-Петербурге, была встреча с руководителями Минсельхоза. Нам сообщили, что с четвёртого квартала выделяются деньги на межевание, чтобы оформить земельные участки в собственность. Это очень для нас важно. Уже можно подавать заявки. Речь также шла о мероприятиях, которые со следующего года будут направлены на поддержку начинающих крестьянско-фермерских хозяйств. Вообще через ассоциацию информация приходит очень быстро – быстрее, чем по другим каналам.
– Если предположить, что всё пойдёт так, как идёт, и вам не помогут с реализацией продукции, чем это обернётся для нашего сельского хозяйства?
– Даже не представляю. Возможно, многие просто разочаруются и сократят площади. Ведь масса фермеров арендует землю. Тем, у кого она в собственность оформлена, конечно, придётся обрабатывать, тут уж никуда не денешься. Но у меня, например, своих всего 30 га, 27 га я арендую. Буду просто заниматься своей семьёй в расчёте на то, что реально смогу продать.
Тут нужно думать и о социальных последствиях, о том, что будут сокращены рабочие. От Жуковского совхоза, на территории которого находится моё хозяйство, практически ничего не осталось. В 80-х годах там работали 560 человек, сейчас и 15 не набирается. Пашни было почти 5,5 тысяч га, сейчас практически ничего. Как всё это заново обработать, если там деревья выше человеческого роста…
Почти все овощи в регионе производят фермеры. Только два крупных предприятия этим занимается – это Козинский тепличный комбинат и КП «Рыбковское» в Сафоновском районе, у него, кстати, есть специализированное хранилище. А так в основном крестьянско-фермерские хозяйства. Объёмы уже дошли до 150 га и больше. Например, в Ельнинском районе. На Смоленщине много фермеров хорошего рабочего возраста, до 45 лет. В Демидовском районе есть хорошее хозяйство Александра Дацкевича, Бориса Авилова - в Ярцевском, тот же «Любич» Игоря Демьянова в Ярцевском. В Ельнинском вообще больше 40 процентов посевных площадей у фермеров. Это серьёзные люди, опора деревни. И у них большие планы, они хотят многое сделать. Тем более, когда мы почувствовали внимание со стороны власти и увидели перспективу. Субсидируется покупка современной техники 50 на 50 – половину платит крестьянин, половину - казна. И отдача есть: шутка ли, за последние три года посевные площади выросли вдвое.
Обидно будет, если этот год поставит крест на том, что создавалось на протяжении четырёхлетия.

«Смоленская нива» спешит на помощь
Смоленским крестьянам помогут сохранить урожай картофеля

Rambler's Top100