Сельское хозяйство

Почему урожай смоленских фермеров остаётся на полях

31 августа 2011 года в 17:45
4170

Областная Ассоциация содействия фермерскому движению в течение всего лета била тревогу – урожай не удаётся реализовать, он остаётся на полях. Всё это воочию наш корреспондент наблюдал в хозяйстве Бориса АВИЛОВА, одного из самых крупных овощеводов на Смоленщине.
Борис Витальевич удивлял всегда. И когда ушёл с престижной должности и перебрался из большого благоустроенного дома в лес налаживать фермерское хозяйство. И сейчас, когда, несмотря на кризис, увеличил посевные площади, взял технику в кредит. Мы проезжаем мимо полей с капустой и морковью, свёклой, томатами. Душа радуется за богатый урожай – и тут же наступает разочарование из-за неубранных длинных рядов капусты, огурцов, кабачков. Как же так могло случиться, что вся эта продукция оказалась невостребованной?
– В этом году мы по призыву Губернатора увеличили посевные площади. Вместо десяти гектаров овощей посеяли 17, картофеля посадили вместо 13 гектаров 20. Влезли в огромные кредиты: 3,5 миллиона рублей для нашего хозяйства – очень большие деньги, тем более после прошлогоднего засушливого лета. Мы действительно напрягались, ожидая, что всё это должно окупиться. Но сегодня мы едва расплачиваемся по долгам. Чтобы за всё рассчитаться, мы произвели продукцию, однако реализовать её нет возможности.
Авилов всегда профессионально подходил к выращиванию урожая: селекционные семена проверенных сортов, грамотная обработка, сбор, хранение – всё продумано до мелочей. Плоды – как на картинке. Особенно поражают томаты. Никаких теплиц, гроздья спелых помидоров украшают длинные ряды. Жена Бориса Витальевича Людмила Петровна с особой гордостью демонстрирует урожай. На Смоленщине уже давно забыта технология выращивания томатов в открытом грунте. «Вынянчить» без теплицы их непросто.
Мы проходим мимо стройных рядов с капустой, под неё у Авиловых занято десять гектаров. На каждый гектар уходит по 45 тысяч единиц рассады. То есть 450 тысяч ростков надо где-то вырастить, высадить, выпестовать. И когда после этого кочаны остаются неубранными на поле, можно представить, что творится в душе у фермера.
– Причин того, что произошло в этом году, – говорит Борис Витальевич, – несколько. Нынче белорусские сельхозпроизводители заполонили Ленинградскую, Тверскую, другие области. Мы, как ближайшие соседи, пострадали более других. Конкурировать с ценами белорусских производителей мы не можем. У них, к примеру, капуста уже реализуется по 1,5 рубля за килограмм, а мы за эти деньги даже не можем рабочего на поле послать убрать урожай. У нас гораздо выше уровень заработной платы, чем в Белоруссии. В такой ситуации нас могла бы выручить розничная торговля, прямой выход на покупателя. Вот такой показательный пример. В Смоленске капуста в розницу стоит 15 рублей за килограмм. В это же самое время мы сдаём посреднику свою продукцию уже ниже пяти рублей. Значит, хозяйство должно купить семена, удобрения, пройти весь дорогостоящий процесс выращивания и получить за это 3 рубля 50 копеек из 15 рублей. Если бы мы напрямую вышли на покупателя, капуста стоила бы не 15 рублей, а 10: и нам хорошо, и населению.
К сожалению, и на момент подготовки материала в печать разрешения торговать с машин в Смоленске фермеры не получили. Обычно такие ярмарки открываются осенью, но овощи-то созревают и в июне, и в июле. У Авиловых на полях они так и располагаются по месяцам уборки. 80% выращенного в начале лета так и осталось неубранным. Позже к капусте присоединились огурцы, кабачки, да и томатов столько, сколько уродилось, в Ярцеве не продать.
Белорусский кризис на наших сельхозпроизводителях отразился весьма ощутимо. На наш рынок массово хлынули перекупщики. По подсчётам Бориса Витальевича, даже если в Белоруссии скупать овощи и привозить сюда, это выгоднее, чем торговать местной продукцией. У многих на эту торговлю нет ни разрешений, ни сертификатов качества. Овощи носят по дворам, снабжают все кафе и рестораны на трассе. На местных мелкооптовых базах реализация упала как минимум на 30%. В такой ситуации невольно вспоминаешь про сетевиков. В том же Ярцеве «Магниты» заполонили весь город. Однако принцип работы магазинов таков, что сначала продукция должна попасть на накопительные склады в Твери и уже оттуда распределяться по всей сети. Скоропортящийся продукт таких перевозок не выдержит.
– Не только мелкие, но и средние производители оказываются оттеснёнными от сетевой торговли. Недавно по телевидению показывали репортаж, как в Ростовской области на полях осталась свёкла, поскольку в Туапсе для сетевых магазинов разгрузили теплоход с импортной. 200 тысяч тонн свёклы пошло по сетевым магазинам. Сетевикам неудобно работать с хозяйствами, их интересуют крупные производители со своей упаковкой. Нас недавно приглашали в Смоленск на встречу с «МЕТРО-групп». Долго говорили, как с нами хорошо будут работать, а потом, когда пресса ушла, сказали о конкретных требованиях. В хозяйствах должны быть свои лаборатории, товар должен быть со штрих-кодами и т.д. Дальше присутствовать на встрече смысла не было…
Конечно, чтобы ощутить вкус настоящего помидора, люди идут покупать его на рынок. В сетевом магазине это будет стеклянно-оловянный овощ, обработанный химией, иначе его не сохранить. Один из огородников рассказывал, как в начале лета помыл овощи, купленные в сетевом магазине, и вылил воду на грядку, – зелень вскоре полегла. Потому у народа так и популярно в последнее время «своё», но выращивать его становится невыгодным.
Четыре миллиона рублей выручили Авиловы от продажи овощей в прошлом году, в этом рассчитывали как минимум на шесть. Но уже сейчас видно, что затраты несопоставимы с доходами. Похожая картина складывается и у других фермеров. Наступает горячая пора у картофелеводов, здесь развернётся сильнейшая конкуренция: белорусские производители готовы чуть ли не в два раза дешевле отдать свою продукцию. Закладывать картофель в овощехранилища до зимы имеет возможность не каждый. Для тех же Авиловых хранение овощей – самая сложная проблема. На строительство овощехранилища необходимо как минимум десять миллионов рублей. Погореть можно только на одних процентах от кредита!
– В этом году мы приобрели оборотный плуг, культиватор, сеялку для посева рассады, рассадопосадочную машину. Техника вся дорогая, поскольку импортная: сеялка и сажалка итальянские, культиватор польский – 600 тысяч рублей, 800… Хотелось бы, конечно, и трактор поновее. В нашем уже весной в кабине +50. Вообще, планы всегда строим большие, и в идеале хотелось бы иметь крупное хозяйство. Земли хватает, после дооформления в собственности будет 150 гектаров, но все их занять под посевы нереально. Сегодня большая часть времени уходит не на производственный процесс, а на решение проблем с реализацией.
Сельское хозяйство сегодня – невыгодный бизнес. Бросить и уйти – значит перечеркнуть все годы напряжённого труда, все мечты и планы. С чем же тогда жить? Авиловы не сдадутся, это понятно уже по тому, как выглядит «центральная усадьба» – дом, сад, хозяйственные постройки, собственноручно высаженная аллея из каштанов. Вот и сын Денис за ближайшим лесом взял землю под посевы. Ещё недавно здесь была глушь, а теперь хочется жить, ведь так важно в этой жизни получать удовлетворение от собственного труда.
Оказывается, не только Белоруссия, но и мы можем накормить себя собственной продукцией, если вовремя и грамотно распорядиться ею. О торговых точках в Смоленске фермеры не мечтают, хотя они пользовались бы гораздо большим успехом, чем красивые киоски с импортными овощами. Сегодня речь идёт о возможности самим реализовывать свою продукцию хотя бы с машин.

Почему урожай смоленских фермеров остаётся на полях

Борис Авилов у новой техники.
Почему урожай смоленских фермеров остаётся на полях

Удачный урожай томатов.
Почему урожай смоленских фермеров остаётся на полях

Ранняя капуста осталась на полях.

По уборке зерновых Смоленщина подошла к половинному рубежу
Построить дом на селе за 5% от стоимости

Rambler's Top100