Молитва и доброе дело
Церковь и общество

Молитва и доброе дело

25 июля 2018 года в 21:18
192

В далёком 1894 году состоялось торжественное открытие Смоленской общины сестёр милосердия Российского общества Красного Креста. Она располагалась на Покровской улице близ Авраамьевского монастыря. В ней девушки проходили обучение и после испытательного срока получали свидетельство на звание сестры милосердия Красного Креста. Это обязывало к двухлетней службе в общине. Была открыта бесплатная амбулатория, где они оказывали медицинскую помощь бедным жителям города. В настоящее время традиции сестричества у нас в регионе возрождаются. В 2011 году было основано Смоленское сестричество в честь иконы Божией Матери «Одигитрия». О том, чем живут современные сёстры, корреспонденту «Смоленской газеты» рассказала сестра милосердия Ольга Иванина.

Два часа в неделю

– Ольга, расскажи, кто такие современные сёстры и чем они занимаются…

– Сёстры оказывают помощь нуждающимся на добровольных началах. Первое и основное направление сестринского служения – это уход за лежачими больными в больницах города и на дому. Но сёстры участвуют и в других направлениях: помогают бездомным, одиноким старикам, детям-сиротам. Главное отличие сестёр милосердия от добровольцев заключается в том, что добровольцев приводит в эту деятельность желание помогать людям, сострадание, забота о них, а у сестёр милосердия кроме этого есть ещё желание служить Богу – в Священном Писании очень много говорится о необходимости делать добрые дела на протяжении всей своей жизни. Если касаться вопроса о том, почему я пришла в сестричество, то основной причиной было именно желание научиться каким-то личностным качествам, которых у меня не было, и ощущение какой-то неполноценности духовной жизни, которую я тогда только начинала вести. Я чувствовала, что я многого не умею, и хотела научиться.

Также у сестричества милосердия есть определённый устав. По нему, мы должны молиться друг за друга, участвовать регулярно в основных церковных Таинствах, таких как Исповедь, Причастие. Есть требования и к внешнему виду. Впрочем, они соблюдаются любой православной христианкой. А на праздничных и архиерейских богослужениях мы надеваем белый фартук и белый плат с красным крестом.

– Насколько я знаю, ты не сразу вступила в Смоленское сестричество – сначала пришла в качестве добровольца в службу «Милосердие». Как ты вообще узнала о службе?

– Узнала я об этом сразу же, как появилась служба, из большого количества объявлений в интернете, бумажных листовок в городе. Где-то около года я ещё раздумывала, спрашивала знакомых. Последним, решающим моментом стала фраза Владыки Пантелеймона, которую я прочитала в интернете, о том, что каждый человек, у которого есть два часа свободного времени в неделю, может присоединиться и участвовать в добрых делах. Я подумала, что это как раз мой случай.

– Первое свое дело в службе помнишь?

– Да. Меня сразу определили, и я сама так решила, в направление помощи по уходу за лежачими больными. Первым делом была, конечно же, учёба – московские сёстры нас учили несколько дней. А потом первый визит в больницу. Я это всё хорошо помню. И ту сестру, которая была тогда со мной.

– А эмоции и впечатления свои помнишь? Волнующе было?

– Нет, волнения как такового не было, скорее интерес. Волнение, наверное, только из-за того, что я, может быть, недостойна этого занятия.

Если муж разрешит

– Спустя какое-то время ты решила вступить в сестричество милосердия. Почему?

– Потому что почувствовала необходимость в этом. Если человек делает что-то ради Бога, то Он ему, конечно же, помогает в этом. И мне стало не хватать этой помощи. Я чувствовала, что мне хочется больше поддержки, поэтому решила вступить в сестричество.

– С изменением своего статуса почувствовала, что что-то изменилось?

– Да, почувствовала: в православии это называется искушениями, их сразу стало больше, но и сил духовных, и даже физических, тоже стало больше.

А есть ли какие-то требования к будущей сестре милосердия или ею может стать любая девушка, которая пожелает?

– Каждая девушка или женщина, желающая вступить в ряды сестёр милосердия, может подойти к отцу Дионисию Давыдову (именно он духовник нашего сестричества на данный момент) и сказать о своем желании. Он решит, в какое направление этот человек больше всего подходит и в течение какого времени будет так называемый испытательный срок, чтобы была возможность и познакомиться с деятельностью направления подробнее, с людьми, которые там работают, и принять взвешенное решение, чтобы потом об этом не жалеть.

– А как в сестричество принимают новых сестёр?

– Это в первую очередь решение духовника. Затем наше совместное общение. Мы тоже участвуем в обсуждении о вступлении в сестричество – разговариваем с человеком, спрашиваем: для чего, зачем, почему. Если женщина замужем, то нужно ещё и согласие мужа, потому что, хоть это занимает и не очень много времени, не каждый готов на отсутствие человека в семье на это время. А посвящение в сёстры милосердия проходит на сестринской литургии. Это литургия, на которой присутствуют сёстры милосердия и добровольцы. В конце службы священник вручает новой сестре плат с красным крестом, и, конечно же, с ней разговаривают о том, какая ответственность на нё ложится.

– Есть такие категории, как сочувствие и сострадание. Как, на твой взгляд, нужно относиться к подопечным?

– Я занимаюсь помощью в больнице и поэтому знаю, что не всегда самой нужно испытывать те чувства, которые испытывает больной. Ему больно и страшно – если все эти негативные эмоции будем испытывать мы, то не сможем ничего делать. Поэтому нужно как-то немного отстраняться внутренне.

– Если не должно быть сочувствия и сострадания, то что остаётся? Какая у вас позиция по отношению к подопечным?

– Нет, конечно же, сочувствие и сострадание есть, но не в такой степени, в какой это может быть у человека, который не занимается регулярно подобной деятельностью, потому что есть такое понятие, как эмоциональное выгорание. Таких интенсивных постоянных эмоций никто не выдержит. Что остаётся? Остаётся молитва. Мы молимся не только за себя, но и за людей, которым помогаем. Остаются наши дела, внимание, чуткость к просьбам людей и много чего ещё.

– Расскажи подробнее о работе в больнице...

– Я занимаюсь помощью в 1-й городской клинической больнице на Фрунзе уже на протяжении шести лет. Первые три года я была в статусе добровольца, затем вступила в сестричество. На данный момент я координатор помощи в этой больнице. Сейчас ежедневно туда приходят по два человека: по будням в вечернее время, в выходные – в дневное. В отделении неврологии, куда мы ходим, возникла острая необходимость в нашем присутствии, потому что люди находятся там после инсультов. Они обездвижены и зачастую не могут даже поесть самостоятельно. Также эта помощь важна, потому что когда человек с нарушенным кровообращением оказывается долгое время в постели, у него начинаются изменения на кожных покровах – пролежни. Очень важно не допустить их появления, потому что это может привести не только к ухудшению состояния, но и к смерти. Наша помощь направлена на профилактику и лечение уже возникших пролежней. То есть это своевременная смена постельного и нательного белья, гигиенические процедуры, смена памперсов, обработка уже возникших ран специальными средствами. И, конечно, это беседы с людьми, если они могут разговаривать. Если возникает такая потребность, по просьбам родственников или самих больных мы приглашаем священников для беседы или для Таинств Исповеди, Причастия, Соборования. Это тоже большая помощь для людей.

Сила доброго слова

– Всё, о чём ты рассказываешь, требует определённой подготовки. Когда человек приходит к вам, что называется, с нуля, где ему этому научиться?

– Для начала я знакомлю с этой деятельностью, провожу экскурсию в больницу. Если человека ничто не испугало и он по-прежнему готов помогать, то начинаем обучение. Лучше всего это делать в отделе Смоленской епархии по церковной благотворительности и социальному служению, где стоит функциональная кровать, на которой можно в спокойной атмосфере, без боли и страданий больных людей, на себе отработать все техники поворота, перемещения человека в кровати, переодевания, смены белья. После этого доброволец может приступать к помощи в больнице, но новых людей мы стараемся ставить в пару к опытным сёстрам и добровольцам.

– В этой работе нужны ещё какие-то расходные материалы. Что именно нужно и где вы это всё берете?

– Нам очень нужны средства по уходу, перчатки одноразовые нестерильные среднего размера, памперсы для взрослых, мази для обработки пролежней: левомеколь, метилурацил, календула, а также ветошь, влажные салфетки, ватные палочки и диски. Всё это можно приносить и жертвовать по адресу Урицкого, 15, ежедневно по будням с 9:00 до 17:00. Что неравнодушные люди жертвуют деньгами или вещами, то мы и используем в своей работе. А если хотите стать добровольцем, звоните 67-97-77.

– Были ли за эти годы люди, истории, которые тебе особенно запали в душу, запомнились? Может, какие-то случаи, когда помочь было сложно, но вы всё равно справились...

– Я вспоминаю пример, который мне показала одна сестра милосердия в работе с агрессивным человеком. У него были ампутированы обе ноги, и он был привязан к кровати, но не потому что был без сознания, а потому что был агрессивно настроен: не разрешал никому к нему подходить, ругался, даже бросал в нас разные предметы. И сестра милосердия, с которой я тогда была, начала разговаривать с ним доброжелательно, ласково. Спустя какое-то время он стал с ней общаться, улыбаться, и мы смогли его помыть, переодеть, сделать всё, что было нужно. А когда на следующий день я проходила по отделению, заметила, что он сидит уже непривязанный, спокойный, читает газету и улыбается – явное преображение. Я думаю, что это именно благодаря вниманию, молитве и заботе.

Материал опубликован при грантовой поддержке Международного грантового конкурса «Православная инициатива 2017–2018».

 

Татьяна Борисова

Продолжается реализация проекта «Смоленщина - западный форпост Православия»
Научное сообщество и духовенство Смоленска объединяются для решения проблемы алкоголизации общества

Rambler's Top100