Шоколадный фонтан и встреча с выпускницами: «Смоленский дом для мамы» отпраздновал своё пятилетие
Церковь и общество

Шоколадный фонтан и встреча с выпускницами: «Смоленский дом для мамы» отпраздновал своё пятилетие

13 июня 2018 года в 12:53
298

Smolgazeta.ru уже рассказывала своим читателям о православном центре защиты семьи, материнства и детства «Смоленский дом для мамы», где мамы с детьми, попавшие в трудную жизненную ситуацию, могут получить гуманитарную и юридическую помощь, а в самых сложных случаях и приют, пройти психологическую и духовную реабилитацию. Для многих из них это является единственной возможностью решить свои проблемы и обрести шанс на лучшую жизнь. Недавно «Дом для мамы» отметил свое пятилетие. О замечательном празднике и о самых значимых вехах истории центра рассказывает его директор Татьяна Степанова.

Трудное счастье

– Татьяна, пять лет – это, как мне кажется, первая по-настоящему серьёзная дата в истории любой организации. Как отметили это событие?

– Праздник прошёл в два этапа. Вначале торжественно отмечали в Смоленской епархии. Праздник возглавил митрополит Исидор. Собралось очень много наших партнёров из светских организаций, из администрации. Несмотря на то что это такое официальное мероприятие, атмосфера была очень тёплой и душевной. Мы подводили итоги конкурса «Сохрани жизнь» за 2017 год. Он проводится в Смоленской области среди женских консультаций уже четвёртый год. В нём принимают участие врачи и штатные психологи медицинских учреждений. Если женщина приходит и говорит, что она не хочет ребенка, ей дают направление на анализы и направление в кабинет к психологу, для того чтобы просто разобраться в причинах, мотивах, в том, что с ней происходит. Результаты такой работы бывают очень хорошие. В этом году, если не ошибаюсь, – 163 сохранённых беременности. Противоабортная работа проводится и в «Доме для мамы». У нас за четыре года участия в программе «Сохрани жизнь» появились на свет 106 деток, чьи мамы сначала хотели сделать аборт.

– Расскажите подробнее о вашей работе в этой сфере...

– Начнём с того, что просто сказать женщине: «Давай рожай» – это бессмысленно, потому что, если не предпринять никаких усилий к тому, чтобы помочь ей, это может обернуться большой тяжестью для неё. Не злом, потому что рождение ребёнка – всегда добро, всегда счастье, ни одна женщина, сохранившая ребёнка, не пожалела об этом. Но иногда это может быть очень большой тяжестью, если она остаётся одна. И мы руководствуемся в своей работе словами Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, что нужно не просто отговаривать от абортов, нужно создавать систему, которая поможет потом женщине и её малышу встать на ноги, чтобы они не чувствовали себя одинокими, брошенными, беззащитными. «Дом для мамы» вырос именно из этой идеи.

– Мы перешли сразу к таким серьёзным вопросам и отклонились от темы празднования дня рождения «Дома для мамы»...

– После торжественного поздравления в епархии был большой семейный праздник. Мы собрались в «Доме для мамы». К нам пришли добровольцы-аниматоры, которые развлекали наших детей. Им подарили шоколадный фонтан. Это было большое счастье для деток, которые и конфеты-то редко видят. К нам съехались наши выпускницы, включая самую первую. Это мамочка-сирота, которой на тот момент ещё не выделили жильё, а отец ребёнка от них отказался, и пойти было некуда. К тому же у неё проблемы со здоровьем, соматическое заболевание, которое требует лечения, постоянных медикаментов. Человек был вообще один на один со своей бедой, и вдруг в палате оказалась женщина, которая заметила, что молодая беременная всё время тихонечко плачет в уголочке, начала её расспрашивать, вывела на откровенный разговор и рассказала ей о «Доме для мамы». Эта мама с новорождённым малышом приехала к нам. На тот момент у нас центр был ещё фактически не запущен, и сотрудников не было. Мне приходилось с дочкой ночевать в «Доме», чтобы кто-нибудь из сотрудников постоянно находился рядом с подопечными. Неделю мы там прожили. У нас ещё не был сделан ремонт, не было утепления, как сейчас. Даже странно вспоминать, что когда-то было такое время. Эта замечательная мама – трудолюбивая, заботливая, мягкая, домашняя – сохранила малыша. Она сейчас получила жильё, растит мальчишку, работает – у них всё хорошо. И она приехала в «Смоленский дом для мамы» на праздник. Настолько тепло и радостно было видеть её и других наших девчонок!

Гранты как возможность развития

– «Дом для мамы» – это один из проектов, средства на которые собирали на акции «Белый цветок»...

– Да, «Белый цветок» стал нашим стартом. Во-первых, это было подтверждение того, что людям интересен такой проект, интересна помощь женщинам в сложной жизненной ситуации. Те 100 с небольшим тысяч, которые были собраны на акции, пошли на ремонт и оборудование дома. Мы тогда сделали капитальный ремонт, отремонтировали и дополнительные помещения – например, изолятор для мам с детками, которые начинают заболевать, чтобы их без необходимости в больницу не отправлять, но всё же изолировать от других. Потом постепенно, видя, что проект приносит свои плоды, стали вносить свой вклад какие-то компании, наши добровольцы, просто неравнодушные люди. Пять лет мы существуем на пожертвования.

– За эти пять лет «Дом для мамы» неоднократно успешно участвовал в различных грантовых конкурсах. Это, наверное, тоже было большим подспорьем?

– У нас был опыт победы в конкурсе «Православная инициатива», в конкурсе Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению. Президентский грант – хорошая, серьёзная школа для нас. Благодаря этой победе мы создали социальное подворье «Мамина дача». Сейчас мы реализуем проект «Взлётная полоса», на который выиграли грант фонда Тимченко. В  рамках этого проекта мы работаем с мамами-сиротами. Фонд Тимченко интересен тем, что у них ведётся строгий учёт показателей работы – не просто скольким мамам помогли. А мы ещё и для себя планируем какие-то показатели, какие-то ориентиры, и это заставляет нас вовлекать дополнительную аудиторию в проект, в том числе через социальные сети, через листовки на акциях. Измеряем и то, что получают наши выпускницы на выходе. Есть у нас показатели «эмоциональный контакт», «социальные навыки», «умение бюджетирования» – такие вещи, которые померить в принципе можно. Конечно, это сложно, потому что требует постоянной сосредоточенности, контроля, но это и хорошо, поскольку позволяет нам самим видеть результаты работы. За пять лет у нас более 400 человек получили помощь с проживанием. Большинство из них были бы разлучены, дети попали бы в интернат, а сейчас они вместе, и у них есть шанс. Более 2 000 человек ежегодно получают материальную помощь или консультативную. Около 200 консультаций в год проводится. Для того чтобы научиться мониторингу и оценке показателей, мы консультируемся у разных специалистов. Участвуем в проекте ПИОН-Регион АНО «Эволюция и филантропия», и мы очень благодарны руководителю этого проекта Ольге Евдокимовой и её сотрудникам, потому что это помогает нам создавать управляемый, эффективный процесс комплексной помощи мамам с малышами. А вообще гранты – это возможность развития, движения вперёд, потому что все наши грантовые проекты вырастают из каких-то потребностей.

Не представляю свою жизнь без «Дома для мамы»

– Какие ещё проекты за эти пять лет были наиболее интересными, значимыми, эффективными?

– У нас был замечательный грантовый проект «Ясельная группа». Это был один из самых успешных наших проектов. Есть мамочки, которые готовы выйти на работу, но тут встаёт вопрос: а кто будет сидеть с детками, они ведь ещё совсем маленькие? И мы нашли выход – группы краткосрочного пребывания для детей работающих матерей-одиночек. Мы обучали основам педагогического мастерства наших же девочек, которые уже прошли курс реабилитации. Готовили их к работе помощников воспитателя. У нас был один профессиональный воспитатель и были помощники воспитателя – подопечные «Дома для мамы». Они по очереди смотрели за группой детей, проводили развивающие занятия, ходили с ними на прогулку. Остальные мамы работали в это время. Проект оказался очень успешным, потому что девочки, которые устроились на работу благодаря этой группе, смогли зарекомендовать себя, и их пригласили на работу, когда детки стали постарше и смогли получить садик. До сих пор часто обращаются мамочки с просьбой посидеть с детьми, но для этого нужна структура и финансовая поддержка. В будущем мне хотелось бы организовать ясли на постоянной основе, также мечтаю о мастерской, которая позволит работать и реализовывать продукцию, и о хороших семейных группах, которые помогут сохранять семьи, не доводить ситуацию до развода.

– Для вас как для директора «Дома для мамы» что в вашей работе самое приятное и что самое сложное? Что даёт силы и помогает двигаться вперед?

– Самое приятное – это общение с девочками, которые выбираются из самых сложных ситуаций и находят в себе силы, чтобы кому-то ещё помогать. Самое радостное – когда мамочки выходят из кризиса и всё у них в жизни хорошо. Самое сложное – это тоже общение, потому что ситуации бывают разные. Конечно же, это эмоциональная нагрузка, но это уже как смысл жизни становится: ты знаешь, что можешь оказать помощь конкретным людям, которым именно ты сейчас нужен. Ну а мне в свою очередь помогает моя семья. У меня очень заботливый муж, который разделяет мои ценности, а моя старшая дочь говорит: «Я ребенок «Дома для мамы». Прожив ту первую неделю в «Доме», она потом продолжила ходить со мной на работу и присматривала там за младшими детками. Я и сама уже не представляю свою жизнь без «Дома для мамы».

Материал опубликован при грантовой поддержке Международного грантового конкурса «Православная инициатива 2017–2018».

Татьяна Борисова

Храм в местах лишения свободы должен приносить умиротворение
«Взыскание погибших» на Соловьёвой переправе

Rambler's Top100