Вера дает человеку надежду на победу
Церковь и общество

Вера дает человеку надежду на победу

10 мая 2018 года в 11:45
847

Более 15 лет назад – 22 декабря 2002 года – в Военной академии войсковой противовоздушной обороны Вооруженных Сил Российской Федерации, ныне носящей имя Маршала Советского Союза А.М. Василевского, произошло событие, которое в течение предшествовавших ему 85 лет было просто немыслимым. В этот день митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом был освящен первый в истории современной России храм, расположенный на территории военного учебного заведения.

Строительство и освящение храма стало, по сути, одним из важнейших шагов в деле по возрождению института военного духовенства, возвращению в нашу жизнь духовно-нравственного воспитания будущих офицеров. О взаимодействии Русской Православной Церкви и армии в 90-х годах и начале 2000-х, о произошедших за эти годы изменениях, и о том, какие задачи сейчас стоят перед священниками, окормляющими военнослужащих, рассказал руководитель отдела по взаимодействию с Вооруженными силами, настоятель прихода храма в честь святого мученика Меркурия Смоленского протоиерей Владимир Дмитриев. Он же, к слову, – помощник начальника Военной академии по работе с верующими военнослужащими.

Вера даёт надежду

– Отец Владимир, у сотрудничества Православной Церкви и российской армии – долгая история, богатая самыми разными событиями. В ней нашлось место и подвигам, которые совершались священнослужителями во время боевых действий, и полному разрыву этих взаимоотношений. Когда же началось возрождение института военного духовенства в современной России, и по чьей инициативе это произошло?

– Возрождение военного духовенства началось по инициативе духовных лидеров основных конфессий нашей страны – православия, ислама, буддизма и иудаизма. В 2009 году, после их обращения к Президенту Российской Федерации, был издан указ, который и положил официальное начало этой работе. Хотя и до этого времени, начиная с 90-х годов, священники Русской Православной Церкви окормляли на нештатной основе Вооруженные силы. Если на территории прихода находилась воинская часть, священник встречался с командиром и на нештатной основе начинал проводить беседы, совершать освящения казарм, бытовых помещений, техники, оружия… То есть, все это было, но институт военного духовенства был возрожден, чтобы придать этой работе более системный, глубокий характер.

Военный человек – прежде всего человек, имеющий живую душу и, согласно закону о свободе совести, имеет право удовлетворять свои религиозные потребности. К тому же, в настоящее время в армию приходит все больше и больше людей с развитым религиозным чувством, которые уже имеют потребность в посещении богослужений, исповеди, причащении Святых Христовых Тайн и молитве. Конечно, есть молодые люди из атеистических семей, которые еще не знают о Боге, но здесь, встречаясь со священником, они переосмысливают свою позицию. Я по собственному опыту скажу: многие из них принимают крещение.

– А таких юношей много сейчас?

– Намного меньше, чем раньше, когда я только начинал работать в Академии. Можно сказать, что сейчас их уже практически нет – может быть один из всего курса, и то он крещеный, но в силу своего незнания придерживается атеистических взглядов. Бывает так, что человек выпячивает, можно сказать, эти взгляды, но после наших бесед он меняет свою позицию. Я привожу примеры из истории, в том числе, Великой Отечественной войны, когда в 1941 году Сталин фактически упразднил Союз воинствующих безбожников, и в это время в стране открывались приходы, был избран Патриарх. Вера дает человеку надежду на победу и помощь Божию, а это организует человека. То есть, вера всегда помогает в службе в армии, и это опыт, который нам показывает история.

Атеистов в окопе не бывает

Отец Владимир, давно ли вы работаете с Военной академией?

– Я был назначен в Смоленск в 2001 году – по указу митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, ныне Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. И я был послан сюда Владыкой, чтобы работать с военнослужащими Академии и построить здесь храм. Приход церкви святого мученика Меркурия Смоленского находится на территории учебного заведения и, прежде всего, призван удовлетворить религиозные потребности курсантов, офицеров и членов их семей.

Благодаря помощи и благословению Владыки храм был построен, 22 декабря 2002 года освящен, и с тех пор в нем происходят регулярные богослужения. Храм востребован: у нас крестятся и венчаются офицеры, исповедаются и причащаются курсанты. Кто-то из них впервые пришел на исповедь и причастие, а кто-то уже раньше причащался, и ему это необходимо. И, в общем-то, человек становится личностью – он правильно строит свои отношения с Богом, окружающими людьми и окружающей его природой, развивается духовно.

– Как за прошедшие годы изменились взаимоотношения армии и Русской Православной Церкви?

– Когда начиналось возрождение военного духовенства, и священник приходил в воинскую часть, военнослужащие воспринимали его по-разному: кто-то, в силу своих атеистических взглядов, даже с усмешкой, потому что было непонятно: зачем священник в армии. Сейчас же военные понимают, что священник нужен: это показал опыт боевых действий, ведь атеистов в окопе не бывает. Мне приходилось отправлять солдат на Северный Кавказ, и этим ребятам просто необходимы были и молитвы, и слово Божие – они хватали это как воздух, очень серьезно молились, потому что им предстояло ответственное служение.

Сейчас священник уже вошел в воинский коллектив, особенно штатный священник, потому что он является помощником командира войскового соединения по работе с верующими военнослужащими, и его работа строится на основе плана, который утверждает командир. Он постоянно бывает в коллективах, беседует с солдатами срочной службы, с курсантами и офицерами, совершает церковные Таинства и обряды. И многие понимают, что для них это важно и необходимо, то есть, он – священник – востребован. И, самое главное, осознание Бога дисциплинирует человека: когда человек знает, что ему придется отвечать не только перед командиром, но и перед Богом, он более осознанно и ответственно относится к своим словам и поступкам.

Конечно, взаимодействие начинается со встречи с командиром. Если он верующий человек, понимает и осознает необходимость духовно-нравственного воспитания военнослужащих, работа идет очень хорошо, результативно. А если командир не осознает этого, иногда приходится обращаться и к вышестоящему командованию. Однако сейчас работа с верующими военнослужащими, наряду с боевой подготовкой, социальной и психологической работой, проводится в соответствии с приказом министра обороны, и ответственными за это направление определены командир части, его заместитель и сам священник, который и призван духовно направлять и организовывать военнослужащих. Все большие праздники проходят с участием военнослужащих, например, наши курсанты участвуют в крестных ходах, богослужениях и молитвах, панихидах, когда мы молимся о погибших.

– В каких вопросах к вам прислушиваются люди военные?

– Даже в самых обыкновенных житейских, например, когда человек отправляется в командировку, он просит благословения. Интересуются, какие молитвы читать в том или ином случае – и такие вопросы тоже возникают. Бывает, что не складываются взаимоотношения в коллективе: особенно молодые военнослужащие сталкиваются с такими проблемами, и ребята приходят, спрашивают, как быть. Священник дает советы, и, благодарение Богу, опыт показывает, что эти вопросы решаются положительно – человек, как говорится, находит свое место в коллективе, отстаивает свои взгляды и убеждения. С Богом решаются все проблемы: общественные, семейные, личные.

С благословения Святейшего

– Отец Владимир, участие Святейшего Патриарха Кирилла в возрождении духовной жизни дало какой-то особый стимул всей этой работе?

– Да, конечно. Можно сказать, что он является основоположником духовного возрождения нашего воинства – с его благословения все и началось. Например, первая региональная конференция (Речь идет о региональной конференции офицерского состава Академии на тему «Церковь и армия сегодня в российском обществе и государстве» – прим. ред.) прошла в Смоленске еще в 1995 году, когда Владыка возглавлял отдел по взаимодействию с Вооруженными силами Российской Федерации. Именно с тех пор продолжается активное взаимодействие приходов Смоленской епархии с воинскими частями, находящимися в области. Благодаря благословению Владыки, его направлению и усилиям стал возрождаться институт военного духовенства, и без его личного участия так быстро это бы не произошло.

Конечно, нужно сказать и о генерал-полковнике Викторе Кузьмиче Черткове, который, будучи начальником Академии, нашел в себе решимость и выделил участок земли для возведения храма, и тогда это было ново: чтобы на территории воинской части заложили храм и стали его строить. Это сейчас, благодаря приказу министра обороны, другим документам, все воинские части должны иметь свое молитвенное помещение, куда каждый молодой человек – офицер или солдат – мог бы прийти и помолиться.

И служба, и служение

– Для священнослужителей насколько почетно и, может быть, сложно работать с военнослужащими?

– Конечно, своя специфика есть. Сейчас, например, священники, как и военнослужащие, совершают командировки в Сирию, где несут свою службу – только духовную, удовлетворяя религиозные чувства воинов и укрепляя их веру в правоту своего дела. Безусловно, священник должен знать воинские звания, деятельность того или иного рода войск, где он служит, потому что он посещает и проводит занятия и на полигонах, и в учебных центрах.

Многие священники сопровождали войска во время командировок на Северный Кавказ, укрепляя духовно наших воинов, благословляя их на ратный подвиг. Там, должен сказать, погибли четыре священника. У нас нет статуса военнослужащего, но и мы подвергаем себя риску, если находимся там, где ведутся боевые действия.

– А как складываются ваши отношения с руководством Военной академии?

– Я бы сказал, хорошо, в рабочем порядке: руководство Академии понимает необходимость духовно-нравственного воспитания военнослужащих и всячески мне помогает. Еще до появления упомянутого мною приказа министра обороны мы первыми ввели дисциплину дополнительного образования «Основы православной культуры для военнослужащих» – ее не было ни в одном учебном заведении страны. Она проводится на втором курсе, с обязательным для всех курсантов посещением занятий и сдачей зачета, потому что офицер должен быть религиозно грамотным человеком: он должен знать особенности и традиционных конфессий, и современных нетрадиционных религиозных течений. Ведь служба его будет проходить в разных регионах нашего необъятного Отечества, и под его началом могут оказаться и христиане, и мусульмане, и баптисты, и со всеми ними он должен правильно строить отношения. Это относится и к населению той местности, где находится воинская часть, – там же необязательно будут христиане, и чтобы правильно построить с ними отношения, нужно знать особенности их веры.

Кроме того, у нас есть традиция освящения знаков воинского отличия – лейтенантских погон – накануне дня выпуска, это было нашей инициативой, и сейчас такие мероприятия, по примеру смоленской Академии, стараются ввести в других учебных заведениях. Это нужно, чтобы молодые офицеры знали, что это не просто символ их звания, это – святыня, эполеты, бремя служения и ответственности, которое ложится на их плечи. Они отвечают за безопасность нашего Отечества, за вверенных подчиненных, за свои слова, действия и решения. Вся эта ответственность ложится на плечи вчерашних курсантов, и отвечать они будут не только перед командованием, но и перед Богом. И мне кажется, это накладывает особый отпечаток на деятельность наших будущих офицеров.

Вопрос духовной безопасности

– Среди курсантов Военной академии наверняка достаточно много молодых людей, исповедующих другие религии, в частности, ислам. Как у вас выстраиваются отношения с ними в рамках курса «Основы православной культуры»?

– Когда я объявляю, что будет проводиться курс православной культуры, первый вопрос, который слышу чаще всего, звучит так: «А мусульманам это нужно?» И я на это отвечаю: «А вы будете командовать христианами? Будете, следовательно, вам тоже обязательно нужно быть на этих занятиях». Тем более, что в рамках курса мы говорим не только о православии, мы говорим о протестантизме, католицизме, исламе, иудаизме и даже о существующих сегодня сектах, поскольку это в первую очередь вопрос духовной безопасности.

– А что еще изучается во время этих занятий?

– Проводятся лекции, посвященные духовному, нравственному аспекту в подготовке военнослужащих – как воин должен готовить себя к боевым действиям, например. Мы берем историческую школу – Ушакова, Суворова, как они готовились к сражениям, ведь это уникальное воспитание бойцов. Например, у адмирала Ушакова не было поражений и практически не было потерь, вот что удивительно. Он наголову разбил турецкий флот, завоевал острова в Средиземном море, не потеряв ни одного корабля, и ни один его воин не попал в плен. Это равносильно чуду. Ушаков говорил, что каждый матрос должен знать 26, 50 и 90 псалмы, и от каждого требовал их знание, потому что вера – это уверенность, и человек, отправляясь на войну, уверен, что с ним ничего плохого не случится, что он вернется живым и здоровым. И тогда воин без страха выполняет свою боевую задачу, будучи уверенным, спокойным и умиротворенным.

В свое время ко мне подходили бойцы, которые готовились к отправке на Северный Кавказ, и спрашивали: «Батюшка, что делать? Я не уверен, что вернусь живым». Человек испытывал такой страх, неуверенность и тревогу, что он готов был просто оставить свое воинское служение и уйти, чтобы никуда не ехать. То есть, человек утратил веру, а ведь Господь говорит: «По вере вашей, да будет вам. Как веришь – так и получишь».

И вот это знание основ веры должны быть у каждого офицера, и наши занятия необходимы военнослужащим, как и всем людям, чтобы человек был духовно ориентирован, чтобы он мог сориентировать общество, чтобы все знали, в чем смысл жизни, в чем ценность человеческой жизни.

Поклон ветеранам

– Отец Владимир, что бы вы могли пожелать ветеранам Великой Отечественной войны и нынешним военнослужащим?

– Ветеранам, конечно, низкий поклон за их подвиги и великие труды, Победу, которую они одержали над страшным врагом, и хочу пожелать им сил, крепкого здоровья, всего самого доброго, светлого и чистого. Всем нам, конечно, нужно продолжать это дело – защиту нашего Отечества – и равняться на ветеранов, которые показали, как нужно воевать и как нужно побеждать. А побеждали они с верой – одной из главных ценностей в нашей жизни. Поэтому желаю всем читателям газеты веры, любви, всего самого доброго, чтобы в нашей жизни прежде всего была духовная радость.

МНЕНИЕ

Заместитель начальника Военной академии по работе с личным составом полковник Игорь Стахович:

– Я считаю, что духовное воспитание играет важную роль в нашей жизни, и армейской, в том числе, и хорошо, что сейчас идет сближение армии и Церкви именно в духовном плане. Курсанты, которых мы учим, уходят в войска и несут эту духовность по всей стране, во всех своих подразделениях, являясь командирами расчетов, взводов, другими должностными лицами. Это нужно нашей стране, потому что сейчас как национальная идея начинает возрождаться патриотизм, но не может быть патриотизма без духовности. Он должен строиться именно на духовных ценностях, тем более, в нашем старинном русском городе.

Коллектив, которым после выпуска начнет руководить офицер, будет многонациональным, и он должен знать, как работать с подчиненными, если не хочет быть прямым и, скажем так, не совсем образованным командиром. Он должен знать, как себя вести с представителями разных конфессий.

Конечно, я надеюсь, что наши курсанты станут хорошими офицерами, которые и сами будут духовно богатыми, и научат своих подчиненных тому, как обрести духовное богатство.

Материал опубликован при грантовой поддержке Международного грантового конкурса «Православная инициатива 2017–2018».

Алексей Матвеев

Покаяние – явление религиозное. Как строится духовная жизнь в колониях Смоленской области
Праздник доброты. В Смоленске пройдёт акция «Белый цветок»

Rambler's Top100